X-men: First Class

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » X-men: First Class » Flashback » nowhere road


nowhere road

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1) Действующие лица
Sean Cassidy & Richard Gellert

2) Время (дата, год)
август 62го

3) Примерное место/место, где начинается отыгрыш
Нью-Йорк, Бруклин, Ностранд-авеню

4) Краткое содержание или анонс событий
Шон - несчастная Лоис Лейн, Геллерт - доблестный superman

0

2

Шону не нравился Бруклин. Этот район Нью-Йорка напоминал парню гигантскую гусеницу, пожиравшую все на своём пути - эмигрантов, афроамериканцев, безработных, бездомных, проще говоря, всех, кого вы страшно опасаетесь встретить ночью за поворотом. Близость Брайтон-Бич обеспечивала Бруклину самую неприятную репутацию, на какую только был способен район посреди столь огромного, буквально дышащего движением города.
К несчастью, цель Кэссиди находилась именно в Бруклине, поэтому сейчас он чувствовал себя вдвойне некомфортно - во-первых, как человек, решившийся на что-то, для чего необходима буквально нечеловеческая храбрость, во-вторых, как европеец, привыкший к живописным пейзажам и аккуратным улочкам Дублина.
Днем здесь было, в принципе, довольно дружелюбно, но Банши осмелился на подобную прогулку только к вечеру, поэтому под темнеющими сводами нью-йоркского неба его буквально пробирало до костей от режущего ветра и постоянного беспокойства, а предчувствие чего-то явно неприятного заставляло прочищать горло ежесекундно. Угораздило же его простудиться прямо накануне такой ответственной "операции".
За поворотом с Кларендон-роуд выросла нужная улица, и Кэссиди замедлил шаг.
Настоящее безумие.
Сделав глубокий вдох, он одернул край своей клетчатой рубашки, постоянно норовящей забраться под светлую жилетку и оголить спину, и остановился возле знакомого угла. Пожалуй, он провёл тут слишком много времени, раздумывая, высматривая, выдумывая очередные предлоги - настолько, что это место казалось таким же привычным, как площадка для тренировок возле особняка Чарльза.
Чарльз. Школа, ученики, новый штат учителей.
Сейчас всё это казалось таким далеким, но вместе с тем таким родным, что Шон, страдальчески очертя взглядом неоновую вывеску клуба, развернулся и направился в обратном направлении. Нет, это определённо не для него. Совершенно определённо.
"Чтобы узнать ответ, нужно всего лишь спросить" - всплыла в голове очередная фраза профессора. Честное слово, иногда его цитаты втемяшивались в голову настолько прочно, что Кэссиди начинал подозревать Ксавьера в недобрых намерениях, особенно, когда подобные отрывки прокручивались в мозгу в самых подходящих для этого ситуациях.
С одной стороны, это, конечно, вмешательство в личную жизнь - пусть и косвенное, но с другой... всегда приятно знать, что за тобой кто-нибудь присматривает, и неважно, Бог это или Чарльз Ксавьер - тем более, что у последнего способностей-то побольше будет.
Шон нахмурился и повернулся в сторону клуба. Ему стоило таких усилий незаметно выбраться из школы, что исключительно ради этого было необходимо зайти. В конце концов, что страшного может с ним случиться? Все присутствующие резко решат затащить его за угол и мучительно изнасиловать?
Кэссиди сдержал издевательский смешок - иногда даже ему собственные мысли казались идиотскими - и решительно направился ко входу. Охранник встретил его приободряющей улыбкой, и это Шону совершенно не понравилось - в конце концов, он же не пациент в психиатрической лечебнице. Несмотря на это, Кэссиди заставил себя улыбнуться в ответ и вошел, наконец-таки, в ярко освещённое помещение.
Вопреки ожиданиям, никто из присутствовавших не обратил на Шона внимания, поэтому парень несколько приободрился, стянул с лохматой головы вязаную шапку и подошел к бару. Барменша, вскоре оказавшаяся барменом, лукавой улыбкой проследила за растерянным молодым человеком и предложила ему бутылку лучшего пива.
- Если тебе, конечно, есть восемнадцать. Хотя, даже если нет, разве можно отказать таким глазкам?
Шон еле заметно побледнел на подобное замечание, взял у Эдит (серьёзно? Эдит?) своё пиво и поспешно ретировался подальше от бара.
Как оказалось впоследствии, барная стойка была самым безопасным местом в этом притоне. По крайней мере, именно так показалось Шону, когда внезапно к нему подкатил какой-то высоченный американец лет тридцати, явно не с намерением поиграть в дартс. Парень взял Кэссиди за руку и потащил в какие-то отдалённые комнаты, пока Банши усиленно пытался вообразить, что с ним могут сделать в последствии и как этого деликатно избежать. Когда его грубо вжали в стену и облизнули языком его губы, Шон решительно забил на деликатность и жестко оттолкнул парня ладонью.
- Не заинтересован.
А потом он, кажется, с позором покинул корабль, чуть не врезавшись по дороге в приветливого охранника.
- Пресвятая Дева Мария, - тихо произнес Шон, запуская пятерню в волосы.
Он что, действительно думал, что сможет это сделать?
За спиной послышались шаги, но Кэссиди не обратил на них внимания.
- Эй, ты! - произвело больше эффекта, и Банши, всё ещё недовольный собой и всем произошедшим, обернулся на зов.
- Извини, друг, у меня нет часов, - рассудив, что коренастый товарищ, скорее всего, жаждет выяснить время, произнес Кэссиди и повернул за угол.
"Коренастый товарищ" повернул следом.
- Нахрен мне твои часы, выродок?
Шон замер, недоуменно прикидывая в голове, чем он мог так насолить абсолютно незнакомому парню, обернулся, дабы выяснить причину, и только тут заметил в руках у собеседника широкую биту.
- Эээ... С этим тебе явно не ко мне. Я не хочу проблем и уже ухожу, о'кей? - Банши примирительно выставил ладони вперёд, показывая, что перспектива получить битой по голове его действительно не слишком-то прельщает, и уже хотел было продолжить свой путь, как столкнулся буквально нос к носу с двумя прохожими, курившими за поворотом. Отлично, вряд ли этот отмороженный начнет бить его прямо на людях.
- Эй, парни, посмотрите-ка, наш новый друг не хочет проблем.
Или начнет.
- Ого, у вас тут целая компания, - отходя назад от внезапно принявшей весьма агрессивный вид парочки, Шон постарался излучить в мир любовь и поддержку, но и то, и другое проскочило мимо присутствующих.
Секунда - и чей-то тяжелый кулак прочертил линию по шоновым ребрам. Кэссиди согнулся, попробовал сделать вдох, но внутри будто что-то перекаротило. Шон попытался отойти подальше, но удар повторился с новой силой, и Банши невольно упал на колени. Один из парней зафиксировал руки у Кэссиди за спиной, после чего ему заботливо проехались по лицу - Шон почувствовал металлический привкус во рту и теплые капли крови немного повыше губ. Воздуха по-прежнему не хватало, чтобы закричать, но Банши и не собирался этого делать - только не в подобной ситуации.
Ненависть рождается здесь.
Если он проявит себя сейчас, то завтра эти уроды изобьют какую-нибудь несчастную девочку за то, что она умеет создавать ветер или разговаривает с животными. И меньше всего Шону сейчас хотелось оказаться в ситуации, где социально опасные идиоты обнаружат "новую ступень эволюции".

Отредактировано Sean Cassidy (2011-08-28 14:47:31)

+3

3

Шел второй месяц пребывания Рихарда в Братстве мутантов. Он привыкал, к нему привыкали. Жизнь приобрела довольно яркий оттенок - появилась цель для существования. Приходилось прощаться со старой жизнью, всецело отдаваясь непознанному. Но были еще мелочи, связывающие его с прошлым. Его переезд из маленькой квартирки в комнату братства не был полностью завершен: осталась пара коробок со всякой личной мелочевкой. Нужно было их забрать, ибо Геллерт уже несколько раз получал напоминания от хозяина квартиры: "появились новые желающие снять эту дыру, так что ты, парень, должен забрать все свое барахло". Конечно, не проблема, потом.
Как раз сейчас это самое потом и наступило, ибо выдался свободный вечер. На улице уже было совсем темно, людей было немного. Темная заурядная машина Рихарда (эта модель была сейчас у многих людей из средних слоев), которой в последнее время он почти не пользовался, рассекала пустынную улочку, затерявшуюся между невысокими по меркам Нью-Йорка жилыми домами. Еще чуть-чуть и за поворотом откроется широкая и длинная улица, утыканная всякими барами и клубами. Геллерт не любил тут ездить, потому что контингент был довольно странный. Всей этой толпе каким-то чудесным образом удавалось выводить мутанта из состояния душевного равновесия и пробуждать в нем желание их немедленно убить. Конечно. такой роскоши он позволить себе не мог, так что стиснув челюсти он просто ехал мимо, поглядывая на проходящих пешеходов глазами полными злобы.
Он проехал злосчастный поворот, и темная машина заблестела в свете вывесок и тусклых фонарей. Мимо мелькнуло заведение, к которому Геллерт испытывал особое презрение. Он скривил губы, когда из открытого окна до его слуха донеслась приглушенная музыка. Правая рука как-то на автомате потянулась к карману, где покоились сигареты - нужно было успокоиться и внушить себе привычное равнодушие. Пришлось немного сбавить скорость, все-таки немец старался быть осторожным на дороге. Минуту спустя его тонкие губы зажимали сигарету, сам он невольно поглядывал на улочки вокруг. В темноте какого-то закоулка он разглядел кучку парней, измывающуюся над каким-то бедолагой.
О, кому-то этот вечер запомнится надолго.
Ни капли сострадания в разуме мутанта не возникло, он четко разграничивал мир мутантов и мир людей. Их гнусные дела не могли его заинтересовать, да и вообще, если эти несовершенные уничтожают себе подобных - карты им в руки.
Так, стоп...мне, должно быть, показалось.
Немец остановил машину у тротуара, метрах в пятнадцати от сборища молодых людей. В желтом свете фонаря отчетливо мелькала знакомая рыжая копна волос. Лицо, увы, разглядеть было проблематично, ибо парень согнулся от частых ударов, но вот вся фигура в целом очень напоминала мальчика из школы Ксавьера, которого мутант Братства видел всего единожды при довольно дурацких обстоятельствах. В задумчивости Рихард несколько раз прикусил сигарету и во рту распространилась мерзкая горечь. Чертыхнувшись, мужчина вышел из машины, погромче хлопнул дверью и выплюнул окурок на тротуар. С лица все не сходила гримаса отвращения, во рту был гадкий привкус, ужасно сильно захотелось выпить холодного пива (да и жаркий вечер этому способствовал), однако все это стало второстепенным. Нужно было защитить мутантсткую честь, или как это лучше назвать? Геллерт понимал, почему Банши не кричит. Значит, нужно было ему помочь, все-таки его способность не бросалась бы в глаза.
Отвратительно было наблюдать, как низшие смеют издеваться над высшими. Рихард покачал головой, поправил ворот своей черной рубашки, опрятно заправленной в темно-синие джинсы, и смело шагнул в сторону молодых людей. Трое, всего лишь трое. Ай-яй-яй, - Геллерт покачал головой, недоумевая, как Шон позволил с собой так обойтись.
- Эй, парни, - мутант в каком-то издевательском жесте помахал людям и покосился на поникшего Шона. Тот уже и вовсе стоял на коленях прямо на грязном асфальте. - Какого черта вы делаете?
Двое мужчин отвлеклось от рыжего парнишки, третий продолжал скручивать руки мутанта за спиной. У одного из них даже была бита, так что, видимо, на правах лидера он выступил вперед.
- Иди куда шел, мистер. - Он поигрывал битой в руках и ухмылялся.
- Будем считать, что я предупредил. - Процедил сквозь зубы мутант Братства, разозленный таким отношением к себеподобному. Он не собирался драться, ведь его мутация позволяла тихо вырубить их и не марать руки. Так что Геллерт смело пошел вперед, уставившись злым взглядом в лицо идиота, выступившего против него. Тот тихонько застонал, покачнулся и упал без сознания, пытаясь зацепиться руками за воздух. Он не был мертв, при должной помощи его еще можно будет спасти. Но кто эту помощь позовет? Рихарду было все равно. Он перешагнул через тело, распластавшееся на земле и наткнулся на пару перепуганных глаз. Естественно, эти двое людей ничего не понимали.
- Проваливайте, иначе этот фокус повторится с вами, - тихо сказал Рихард, непрестанно шагая вперед медленно, как хищник, подкрадывающийся к жертве. Он неторопливо, совсем по чуть-чуть высасывал их силы, так что далеко они бы не убежали. Вообще это все было неважно: что с ними будет, куда они пойдут, выживут ли. Главным было от них избавиться и позаботиться о мутанте, черт знает, что они уже успели с ним сделать.
Двое мужчин переглянулись, кивнули друг другу и резко кинулись в разные стороны, скрываясь в темноте подворотни. Один из них что-то крикнул о мести и стандартное в этой ситуации "мы вас найдем", но Геллерту было все равно. Руки чуть-чуть дрожали от прилива чужой энергии, дыхание едва заметно участилось. Он быстро оказался возле ирландского мальчишки и, крепко взяв его повыше локтей, поднял с земли.
- Как ты, парень? - Он заглянул ему в лицо и поморщился, увидев сочащуюся кровь. Mein Gott, дело дрянь.

+2

4

Нет специальной схемы, по которой тебя избивают. Сначала может быть лицо, потом вдруг солнечное сплетение, потом ребра под странным, сцепляющим движения углом, потом снова лицо или снова солнечное сплетение - невозможно предугадать, обо что судьба приложит тебя в очередной раз. В случае с Шоном, обычно это стены, чужие кулаки и чьё-нибудь задетое эго. Нередко случается так, что Кэссиди просто оказывается не в том месте не в то время - он вообще имеет тенденцию "оказываться", как будто его изначальное место было обозначено на карте мира большим жирным крестом, за чьи пределы выходить крайне нежелательно.
Знать бы, где этот чёртов крест.
Принцип "всегда может быть хуже" сработал, как прекрасно смазанный механизм - можно подумать, ему мало было обещания "раздробить эти п*дорские колени в пыль". Шон ощутил острую необходимость избавиться от скопившейся в горле крови и с немалым трудом сплюнул её на тротуар. Четкие границы реальности постепенно смазывались, уступая первенство чему-то, отдалённо напоминающему полуденную дрему. Если, конечно, вас избивают камнями и палками, пока вы прикладываете голову к подушке.
Неудивительно, что Банши не заметил присутствия кого-то пятого - он был слишком сосредоточен на попытке сообразить хоть что-нибудь, способное вытащить его из подобной задницы, и на собственной крови, стекающей вдоль подбородка к бледной веснушчатой шее. Присутствие Геллерта обнаружилось только когда удерживающие Шона руки резко разжались, и Кэссиди, выставив вперёд ладони, приземлился на асфальт.
Кто-то помог ему подняться, и Шон сощурился от холодного света фонаря, поднимая глаза на своего спасителя.
Сначала черты показались неуловимо знакомыми, но потом о черепную коробку резко забились воспоминания, и Кэссиди заметно ощетинился.
Точнее, он попытался ощетиниться, но вышло весьма неправдоподобно.
Да вы смеётесь!
Какова вероятность, что ваша первая (и, очевидно, последняя) попытка посещения гей-бара закончится побоями, из которых вас вытащит столь опасная и неприятно известная личность? Одна сотая к миллиону?
В таком случае, Шон, кажется, отхватил настоящий джек-пот.
- Я в порядке, - хрипло протянул Кэссиди, упрямо отстраняясь подальше от Рихарда.
Сознание пробило резким головокружением, и Шон, слегка покачнувшись, неуверенно уперся рукой в ближайшую стену. Это, впрочем, помогло несильно, поэтому парень прислонился спиной к холодному кирпичу и, придерживая одной рукой рёбра, как будто они могли внезапно рассыпаться по тротуару, со стоном съехал вниз.
- Спасибо, - чуть увереннее произнес Банши, вытирая свободной рукой кровь со рта и подбородка.
А теперь уходи, - подумал он следом, уходи.
В прошлый раз всё закончилось миром, но Шон был уверен, что продолжение их прошлой стычки - всего лишь вопрос времени и морали. В конце концов, нет никаких гарантий, что Рихард вдруг не передумает и не сменит свою волонтёрскую миссию на интенсивную жажду убить одного из приспешников профессора.  В этом Братстве все довольно странные - Шон уже давно обратил на это внимание, поэтому старался держаться подальше.
Удержался, как же.
Кэссиди тихо надеялся, что Геллерту не придёт в голову провести параллель между ближайшим увеселительным заведением и внезапной дракой на улице, а ещё он очень надеялся, что немец сейчас сядет в машину и уедет куда-нибудь подальше, напрочь позабыв о ночном происшествии.
Беспощадно ноющая грудная клетка не позволяла даже сделать глубокий вдох - как мутант, он сейчас абсолютно бессилен. Впрочем, как человек тоже не лучше - едва ли сможет дойти до автобусной остановки, да и какие автобусы в такое время? О чем он вообще думал, когда ехал сюда? О неожиданности в качестве ковра-самолёта?
Шон тихо вздохнул, вытягивая перед собой ноги.

+1

5

Короткий смешок вырвался из груди Рихарда на это совершенно абсурдное заявление "я в порядке". Ну да, как же. Даже слепой мог бы понять, что парню пришлось туго, для этого достаточно было бы вслушаться в тяжелое дыхание. Нет, Геллерт не был врачом, он вообще ничего не соображал в медицине, но почему-то уже приблизительно знал диагноз парнишки: как минимум пара сломанных ребер (хотя кто его знает, может он просто хилый и без переломанных ребер будет страдать не меньше).
Кэссиди покачнулся, находя поддержку в стене. Потом плавно съехал по ней вниз. Мда. Рихард склонил голову набок, скептически поглядывая на парнишку. Было даже почти обидно: немец ему помог, даже несмотря на миллион причин этого не делать, и никакой благодарности, только какое-то показное отчуждение.
Как глупо отталкивать руку помощи. Мою руку.
- Спасибо, - вдруг раздалось откуда-то снизу. Неужели не послышалось? Видимо, мутант Братства рано разочаровался в рыжеволосом мальчишке.
- Всегда к твоим услугам, - почти с издевкой в голосе ответил Геллерт и вгляделся в силуэт юноши. Печальнейшее зрелище: размазал кровь по лицу, одежда запачкана еще и уличной грязью, а редкие стоны, иногда вырывающиеся у парня из груди, и вовсе пробуждал в Рихарде почти сочувствие и отеческую заботу. Конечно, все не свойственные немцу эмоции были спрятаны глубоко и надолго, но весь сарказм вдруг куда-то подевался.
Геллерт на минуту задумался, наступила пауза. Интересно было, что сейчас творилось в голове Шона. Наверное думал, что такой вот подлец из Братства не способен хоть на что-то сравнительно доброе. Даже интересно стало, хотел ли он помощи от Рихарда или нет, точнее - мог ли ее принять. Свое любопытство мутанту не было суждено удовлетворить, ибо о таких вещах напрямую не спрашивают.
- Поднимайся, я тебе помогу, - сообщил Геллерт тоном спокойным, ровным, но в то же время властным. Спорить с ним было бы бессмысленно. Помогать братьям-мутантам было нормально, пусть они даже из школы Ксавьера. Ничего зазорного в этом мужчина не видел, доказывая этим самому себе и всему свету, что Братство это не одна из ипостасей зла, а просто иная точна зрения. Ах, как же все в этом мире относительно.
Цокнув языком, мутант вздохнул и подошел к парню, на секунду помедлив, соображая, как бы поудобней его поднять, ибо Шон совсем уж распластался на холодном асфальте. Дожидаться его ответа (положительного, отрицательного - не важно) Рихард не стал, но решил слишком не торопиться. Он нагнулся, довольно ловко обхватил парня за талию и медленно потянул наверх, удивляясь, какой он все-таки тяжелый. Банши оказался еще и высоким, хорошо хоть, что немец оказался выше почти на десяток сантиметров.
- Как тебя сюда вообще занесло? Время уже не детское, - завел беседу Геллерт. Со всеми этими расспросами, наверное, лучше было бы повременить, но чувство такта в этот момент куда-то отлучилось. В голове немца роилось великое множество вопросов, одни из них носили почти что наставнический характер вроде "какого черта ты куда-то поперся, не зная, как вернешься обратно?", другие были просто порождены любопытством, например в какое заведение он ходил.

+1

6

- Как тебя сюда вообще занесло? Время уже не детское.
- Я совершеннолетний во всех пятидесяти штатах, - натянуто произнес Шон, поднимаясь с пыльного городского асфальта. Вернее было бы сказать, поднимаемый Геллертом с пыльного городского асфальта - но от подобных мыслей у Банши неприятно зажгло между лопаток, поэтому он старательно задвинул их подальше. Фраза о возрасте не то, чтобы действительно задела Кэссиди, но он предпочёл не оставлять её без внимания - в конце концов, он уже давно не ребёнок.
С одной стороны, принимать помощь Рихарда и правда было неловко, даже несколько странно - обычно иксы проповедовали мир во всем мире и советовали мутантам держаться вместе, а не наоборот. Но если посмотреть с другого ракурса - в данный момент Шону действительно не помешал бы кто-нибудь, кто банально довез бы его до больницы, поэтому строить из себя запертую в неприступной башне Рапунцель было по меньше мере глупо.
Поднявшись, Шон неуверенно выпрямился, сжимая руку немца повыше локтя - на тот случай, если гравитация вздумает подвести его в самый неподходящий момент.
- И я... - Кэссиди позволил себе продолжительную паузу, которая, кажется, выдала его с головой, потому что взгляд при этом был таким затравленным и отчуждённым, словно Шона вот-вот должны были подвести к гильотине. - В общем-то, я выбрался прогуляться, - наконец произнес парень, в очередной раз откашливаясь.
Курить хотелось нещадно, но Кэссиди решил повременить и не слишком злоупотреблять внезапными порывами доброты со стороны Геллерта.
- Дети невыносимы, когда их много и все они ходят вокруг тебя, - объяснил Банши.
Обычно, когда он чувствовал себя неловко или, наоборот, в кровь впрыскивался адреналин, Шон начинал болтать без умолку. Иногда его невозможно было остановить, а иногда он просто выдыхался - но разбавлять паузы собственным голосом уже стало традицией, поэтому и сейчас, несмотря на все нехорошие предчувствия, Кэссиди решил пострадать спазмом челюсти.
- Вам ещё повезло, Эрик, по крайней мере, не набирает школьников, - размышляя о том, что последняя фраза явно была необязательной, Шон провёл рукой по рубашке, спустился пальцами ниже и ощупал карманы.
Судя по всему, последние были девственно пусты - и Банши еле сдержал разочарованный стон. Сигареты всё-таки не помешали бы. Шон чувствовал себя не совсем комфортно (неудивительно, если принять во внимание количество ушибов и синяков на его теле), и Рихард его самую малость настораживал.
Сложно не насторожиться, когда вас поддерживает человек, способный убить прикосновением.
Шон попробовал ощупать пальцами лицо, но когда наткнулся на слегка припухшую переносицу - несдержанно зашипел и резко одернул руку. Чего он терпеть не мог с самого детства - так это боли, и старался по возможности избегать её всеми способами. Например, он уже знал наверняка, что если ему предложат вправить нос - он, пожалуй, согласится попользоваться искривлённым.
- К твоим способностям случайно не прибавилось исцеление? - с еле уловимой иронией поинтересовался Шон, бросая беглый взгляд в сторону дороги. Машина. И как он сразу не подумал? - Или хотя бы переносная аптечка?

+1

7

- Я совершеннолетний во всех пятидесяти штатах, - Рихард решил солидно промолчать, скривив при этом лицо самым издевательским образом. Ну конечно, этот ребенок считал себя взрослым. Детишки и в пять лет орут дурным голосом, что они уже большие и все могут сами. Так и подмывало сказать что-то "да я в твоем возрасте..!", но здравый рассудок пресек подобные мысли на корню, слишком уж старчески она звучала. Хорошо хоть, что Шон не мог увидеть его гримасы, неизвестно, какие эмоции она могла вызвать.
Лицо постепенно принимало более мирное выражение, Банши тем временем поднялся, крепко ухватившись за рихардову руку. Последний отметил про себя, что парень мог бы быть и понежнее, ибо было почти что больно, но только сдержанно промолчал. Молчать вообще входило в его привычку. Однако рыжий юноша затронул больную тему.
- Вам ещё повезло, Эрик, по крайней мере, не набирает школьников, - Геллерт покачал головой, как-то вымученно вздыхая.
- С чего ты взял? В Братстве встречаются достаточно юные экземпляры. Твоего возраста точно есть. - Изначально в голосе звучало даже раздражение, но ближе к завершению речь стала как-то мягче, без каких-либо намеков на упрек. Все дело в том, что сквозь собственную толщу эгоцентризма мутант смог разглядеть краем зрения совершенно несчастный вид Шона, и даже кровавые разводы не скрыли бы сейчас этой вселенской грусти в глазах.
Мутанты неспешно двигались к машине, аккуратно, чтобы избитому мальчишке не стало еще больнее. А тот еще умудрялся шарить рукой по карманам. И что он там ищет? Нашел время, черт возьми.
- К твоим способностям случайно не прибавилось исцеление? Или хотя бы переносная аптечка?
- Нет, пока все-еще только убиваю, в обратную сторону не работает. Если тебе будет слишком больно - скажи, охотно тебя вырублю, ты ничего не почувствуешь, - на лице Геллерта скользнула милая и вместе с тем язвительная улыбочка: как он ни старался, быть доброжелательным во всем не выходило. - Пойдем, посмотрим, что есть в этой развалюхе.
Пару метров разделяли мутантов и машину. Рихард открыл дверь, надеясь, что у Кэссиди хватит сил, чтобы самому забраться внутрь. Тем временем он, оставив дверь с водительской стороны распахнутой, буквально обежал капот и забрался внутрь с другой стороны, оглядывая салон и пытаясь вспомнить, где конкретно у него валялась та самая аптечка. Нашлась она под передним сидением, целым испытанием было ее вытащить, но Геллерт довольно быстро управился. Он до упора покрутил ручку, опускающую дверное стекло. В машине образовался очень приятный сквозняк. Рихард почти с печалью в глазах глянул на металлическую коробку с красным крестом.
- Сначала перекур, потом - игра в больничку, идет? - Он достал две сигареты, даже как-то не подумав, курит Шон или нет. Даже если и нет, это был очень подходящий случай, чтобы начать. - Не хочешь в нормальную больницу? Я очень хреновый доктор, серьезно.
Он закурил, кинул зажигалку в бардачок и сделал очень глубокую затяжку, выпустив следом облако густого и терпкого дыма. Сразу стало как-то спокойнее, в голову полезли мысли, совсем не относящиеся к делу. Рихард вспомнил, куда он изначально ехал, ругнулся про себя из-за провалившихся планов. Да и что он теперь должен был делать с мутантом из школы Ксавьера? Он был бы идиотом, если бы поехал туда вот так вот просто. Не повезу же я его к себе домой... Оставалась надежда, что парень согласится на больницу, иначе ему бы грозило погостить у одного из мутантов Братства.

+1

8

- Я польщен, но есть экземпляры намного младше меня, - ухмыльнулся Кэссиди, вспоминая недавно прибывшую в школу восьмилетнюю девочку, управляющую игрушками, словно марионетками, на расстоянии нескольких метров. Шону становилось не по себе, когда он представлял, что совсем скоро эта малютка сможет вытворять нечто подобное и с людьми.
- Нет, пока все-еще только убиваю, в обратную сторону не работает. Если тебе будет слишком больно - скажи, охотно тебя вырублю, ты ничего не почувствуешь.
- Какой внушительный сервис, - сдержав неуверенный смешок, произнес Кэссиди, слегка прицокивая языком. - Надеюсь, у немцев нет какой-нибудь дурацкой традиции принимать все, что предлагают, потому что я решительно настроен отказаться, - добавил парень.
В общем, Шон не был особым специалистом по национальностям, но имя "Рихард" и не слишком очевидный, но всё-таки заметный акцент выдавали Геллерта с головой. Для Кэссиди оставалось загадкой, каким образом Эрик взял в своё братство кого-то, даже косвенно связанного с Германией, но от озвучивания подобного вопроса Шон решил удержаться. Вдруг эта какая-нибудь послевоенная трагичная история - в конце концов, члены Братства вообще знамениты своим трагизмом - зачем наступать своему единственному спасителю на больные мозоли? 
Шон весьма осторожно приземлил пятую точку на заднее сидение припаркованной машины. Осмотрев беглым взглядом не очень новенький, но довольно чистый салон (будь эта машина Банши, здесь повсюду валялись бы комиксы, пустые банки, крошки от чипсов и вся та куча хлама, которая никогда в принципе не пригодится человеку в будущем, но которую людям свойственно "приберегать до лучших времен"), не обнаружил ничего примечательного и снова переключил внимание на свои помятые части тела.
- Идет, - Шон зажал между пальцами сигарету, повторно порылся по карманам и обнаружил-таки помятый коробок спичек. Для курения он часто использовал любые подручные средства, поэтому вместо сигарет предпочитал самокрутки - Кэссиди удовлетворял уже сам процесс свертывания бумаги - и поэтому же зачастую забывал про зажигалки, которые, в общем-то, были намного удобнее.
Банши закурил и выбросил спичку на асфальт. В отличии от Рихарда, который курил спокойно и даже впечатляюще - отлаженная привычка, придающая человеку весьма внушительный вид - Шон с сигаретой выглядел именно так, как выглядят все молодые люди его возраста, не так давно связавшие свою жизнь с табачной зависимостью. Его движения были расслабленными, но резкими, и при каждой затяжке он весьма заметно щурился, словно бы прилагая невероятные усилия при каждом вдохе.
От словосочетания "игра в больничку", Шон весь несколько подобрался, даже не осознавая этого действия, и внимательно посмотрел на Геллерта.
- В больницу мне нельзя, - категорично произнес Банши, делая очередную затяжку. - Врачи любят полный осмотр, тем более с такими побоями, а после полного осмотра меня не выпустят. Голосовые связки - в мясо, - Шон слегка улыбнулся, облизывая губы. В сидячем положении он чувствовал себя почти хорошо, а перспектива оказаться у врачейбыла настолько непривлекательной, что Кэссиди буквально почувствовал, как выздоравливает на глазах. - В детстве мне раз десять диагностировали различные опухоли, пару раз даже пытались их вырезать.
В общем-то, Банши не был мазохистом и подставляться под неумелые руки Геллерта ему не слишком-то и хотелось, но при выборе из двух зол, Рихард казался меньшей.
- Так что, я могу начать раздеваться, доктор? - не очень удачно пошутил Шон, прокручивая сигарету в пальцах.

+1

9

Куда уж младше... Рихард с ужасом вспоминал подростков Братства, с этими их пляшущими гормонами и кучей неосуществимых идей в голове. Он постарался о них поскорее забыть, сконцентрировавшись на проблемах насущных. Однако от них отвлекала болтовня ирландца, затрагивающая столь обширные темы, что волей неволей о них задумаешься. Фраза про немецкие традиции как-то особенно врезалась в сознание. Рихард, как и большинство взрослых людей, сразу же захотел прочитать лекцию на эту тему, но сдержался. Рассказывать нечего было, немецкие традиции в основном обошли его стороной, головы подросткам тогда забивали совсем другими вещами.
Сигарета медленно таяла, машина наполнялась едва заметным сизым дымом, который быстро разгонялся ночным прохладным сквозняком. Жаль только, что народ и не думал расходиться по домам даже несмотря на позднее время. Компании молодых людей стояли поодаль, некоторые проходили мимо и довольно нагло заглядывали в окна машины немца. Он хотел было пригрозить кому-нибудь из них кулаком или отнять немного энергии, но довольно быстро научился никого не замечать. Только взрослый ребенок на заднем сидении заслуживал внимания.
- Кошмарно. К черту больницу, ты прав. Люди - идиоты, всегда боятся того, что не понимают. - Геллерт раздосадованно покачал головой, представляя, какие ужасы приходилось переживать Шону и его семье. Ведь доктора одни из тех особенных людей, которые умеют по-настоящему пугать диагнозами и их ожиданием. Собственная судьба казалась довольно сносной - подростком Рихард всего лишь скрывал свой дар, избегая больших сборищ людей, всегда получая поддержку от отца. Бесконечно сильно захотелось послушать, как жил Кэссиди до попадания в школу благодетельного Ксавьера. Немец никогда не страдал от чрезмерного любопытства, но захотелось услышать эту историю. Наверняка там что-то интересное, как обычно и бывает у мутантов. А еще там  есть, Рихард был уверен в этом, как минимум десяток причин, чтобы согласиться с идеологией Леншерра. Дикостью казалось, что есть еще какие-то мутанты, спокойно выдерживающие все выпады общества, более того, готовые это омерзительное общество защищать.
Еще одна глубокая затяжка, тлеющая сигарета - маленький символ безмятежности. Окурок становился все меньше, минуты спокойствия убывают вместе с ним.
- Раздеваться? - голос едва заметно дрогнул, Геллерт даже кашлянул. Сама мысль об этом "самолечении" казалось смешной. Да и вообще...странно все как-то. Окурок отправился в открытое окно и с красивыми искорками отскочил от тротуара. - Предупреждаю, я не силен в диагностировании переломов ребер. Тебе не больно дышать? Могу просто перевязать тебе грудную клетку, тут где-то был эластичный бинт...
Рихард раскрыл железную коробочку со всяческим хламом. Большинство таблеток тут уже были негодными, хорошо хоть у бинтов не было срока годности. Он довольно неряшливо распотрошил аптечку на соседнем сидении, раскидывая весь медицинский хлам по двум разным кучкам. Нашлось обезболивающее, что удивительно, не просроченное. Кроме кучки бинтов была еще и вата, которая тоже могла пригодится. Все содержимое коробочки было мужчине почти в новизну.
- Обезболивающее, - Геллерт кинул упаковку не очень сильнодействующих таблеток на сидение рядом с Шоном, а потом потянулся к бардачку. Там покоилась миниатюрная бутылочка знаменитой русской водки, опустошенная примерно на треть. Естественно, водка предназначалась не для того, чтобы запивать таблетку. Просто нужно было обработать раны на лице. Рихард смочил кусочек ваты в алкоголе, печально вздохнул и повернулся к парню, включая внутреннее освещение в машине. - Сначала лицо, потом грудь.
Немец просто констатировал факт, хотя с медицинской точки зрения довольно нелогичная была выбрана последовательность, все-таки правильнее было начинать с более тяжелых травм. Геллерт не представлял, как будет делать перевязку, понятия не имел, как делать ее правильно, поэтому отложил этот неловкий момент.
- Komm zu mir, - Рихард поманил парня пальцем, аккуратно и почти невесомо сжимая влажную насквозь ватку в другой руке, сделал для поддержания своего спокойствия небольшой глоток водки и убрал бутылочку в сторону, не предлагая угоститься Шону. Обойдется, еще маленький.

+1

10

Шон вытащил серебристую пластинку с таблетками и с изучающим видом покрутил её в руках. Опыт применения медикаментов у Кэссиди сводился к ничтожному: дома за всем следила мама, в школе - профессор, да и болеть Банши предпочитал в одиночестве, без всяких там бифидобактерий и антисептических конниц в своем желудке. Сейчас он закрыл один глаз, сощурил второй и при помощи мощнейших логических цепочек пришел к выводу, что ребра болят приблизительно таблетки на четыре. Может быть, на три, но лучше перебдеть, чем недобдеть - поэтому Шон согнул пластинку и выудил оттуда свою примерную дозу обезболивающего.
- Ну, подумай сам, если бы тебе попалось что-нибудь действительное странное - ты бы не захотел это самое "странное" убрать куда-нибудь подальше, чисто на всякий случай? - Кэссиди забросил таблетки в рот, словно фруктовое драже, но явно переоценил их вкус, поэтому тут же слегка скривился и с недовольным видом разгрыз лекарство зубами. - Тем более, когда перед тобой ребёнок с жабрами или там крыльями. Просто ты по другую сторону, но нельзя же точно утверждать, что не будь у тебя мутации - ты бы не захотел кого-нибудь разрезать и изучить?
Шон рефлекторным движением руки убрал со лба чёлку, зачесывая её назад, и подозрительно уставился на Геллерта. Сто грамм для храбрости Рихарда самому Кэссиди бравады далеко не прибавили - зачем этому новоиспеченному доктору алкоголь, если он не собирается предпринимать каких-либо радикальных мер? Это ведь вата и спирт, и всё.
Ну, и мутант, который убивает одним прикосновением, и его, Шона, несчастная помятая физиономия.
- Ну ладно, - наконец, вынес вердикт Банши и пошевелился, стараясь зафиксировать рукой ребра, чтобы они особо не изменяли своего положения в пространстве.
- Учти, если что-нибудь случайно доломается или повредится... - грозно продекламировал Кэссиди, но так и не завершил свою мысль, оставив Рихарда додумывать будущие страдания самостоятельно.
Зажмурившись, он почти впритык пододвинулся к Геллерту и морально подготовил себя ко всем этим жжениям и пощипываниям, которые зачастую казались намного страшнее боли. Боль, по крайней мере, была четко выраженным ощущением, а всякие последствия йода и зелёнки иногда казались такими невыносимыми и всеобъемлющими (особенно в детстве), как будто ты повредил не какой-то определённый участок тела, но ещё и все прилегающие к нему руки-ноги.
- Было бы круто, если бы у нас был исцеляющий мутант, - всё ещё зажмуриваясь, пространно произнес Шон. - Тогда Эрик мог бы устраивать войнушки хоть раз в неделю и никто бы не страдал особо. Хорошая практика была бы для новичков, - Кэссиди резко замолчал.
Подобное с Шоном происходило довольно часто. Когда он волновался, его несло, причем несло так масштабно, что иногда он озвучивал вещи, которые в принципе лучше даже не держать в голове. Мало ли, телепатов-то нынче полно. Вот и сейчас он явно перегнул палку, причем уже не в первый раз - странно, но Рихард казался относительно спокойным, если не сказать, что дружелюбным. То есть, если закрыть глаза на то, при каких обстоятельствах они впервые встретились, - Геллерт, пожалуй, был даже в разы дружелюбнее Логана.
Кэссиди поджал губы - и тут же пожалел об этом, учитывая предшествующие побоеи - но так и не озвучил главного вопроса. Того самого, который так хочется задать всем, кто действительно считает Леншерра правым.

+1

11

Рихард задумчиво покрутил ватку в руках. Разговор пошел на слишком фундаментальную тему. По мнению мутанта нынешняя атмосфера не располагает к такому философствованию, например, не хватает мягких кресел, алкоголя, сигарет, да и вообще уюта.
Нашел о чем болтать, какая разница. Я для этого всего слишком трезв.
Жизнь сделала Геллерта существом почти стопроцентно равнодушным, тем более он прекрасно понимал, что слова это по сути одно большое ничего. Тем более он не станет что-то там доказывать неопытному и наверняка упертому мальчишке.
- Может быть, может быть. Все относительно, - позиция "с какой стороны посмотреть" всегда выручала немца, когда у него не было желания вести беседы. Он одновременно соглашался и не соглашался с противоположной точкой зрения, не трудясь высказывать свою. Кстати, свое мнение он редко когда пытается насаждать другим, так что спорщик из него неважный.
На угрозы Шона мутант почти не отреагировал, только повел бровью и очень выразительно скосил на парня глаза, как бы спрашивая "что ты несешь, ребенок?". Слава богам ребенок осекся, оставив пустые угрозы в стороне. Правильный выбор.
- Было бы круто, если бы у нас был исцеляющий мутант, - мужчина одобрительно кивнул на дальнейшие слова Кэссиди.
- Тут я с тобой согласен. Мне даже иногда бывает обидно, что я не могу вернуть отнятую энергию. - Рихард сощурил глаза, чуть поерзав на месте. Перед ним развернулся фронт работ, а именно перепачканное лицо, украшенное ссадинами и ушибами. С чего бы начать? Сверху вниз? Вроде, логично. Хотелось хохотать от вида скукожившегося Кэссиди - он, кажется, выглядел теперь совсем как маленький ребенок, лицом, по крайней мере - но собственная сосредоточенность как-то этому мешала. Нужно было вернуться в делу. Кровь была очень красочно размазана вокруг носа парня; Рихард начал издалека. Он же не должен ныть? Всего лишь немного пощипет и перестанет, - зачем-то уверил себя мужчина и сам чуть придвинулся в мальчишескому лицу. В глаза как-то сразу бросилась россыпь забавных веснушек на коже, на лице возникла слабая сдерживаемая улыбка.
Геллерт аккуратно протянул руку вперед к лицу парнишки, наверняка сейчас Шону в нос ударил терпкий запах водки. Пару плавных и совсем невесомых движений и потемневшая засохшая кровь была удалена с щек, ноздрей. Касаться распухшей переносицы Шона было немного неловко - удивительно, что Рихард так старался не причинять физическую боль. Однако тут на помощь пришло уникальное умение немца посылать все к черту: он приподнял одну бровь и со спокойным видом достаточно мягко провел ваткой по ушибленной горбинке на носу Кэссиди, чуть покачав головой и помянув непечатным словцом тех троих идиотов. Он уже жалел, не что прикончил их или хотя бы не довел до предынфарктного состояния, они заслужили. Хммм..а почему, собственно?..
- Почему они на тебя напали? - тихо спросил немец ровным голосом, ни на йоту не выдающим его любопытство. Он чуть наклонил голову и полюбовался своей работой: кровь осталась только на губах, плюс пара темно-красных дорожек на подбородке, прочертивших свой путь по шее. Не так уж страшно, по сути.
Так.. Геллерт развернул ватку другой стороной и довольно быстро приложил ее к ранке на верхней губе. Должно быть, это было очень неприятно. Подержав ее на месте с секунду-другую он мягко отнял ее и скользящими легкими движениями убрал кровь, отчетливо виднеющуюся кое-где в маленьких трещинках на губах. С подбородком проблем не возникло, а вот кровавым черточкам на шее и вовсе было уделено мало внимания - всего пару небрежных касаний. Да и вообще этот маленький кусочек ваты так был испачкан кровью, что оставлял после себя разводы. Можно сказать, с этим делом было покончено. Немец на мгновение опустил взгляд чуть ниже, на торс юноши, вспоминая о его ушибленных ребрах, но довольно быстро поднял глаза и сдержанно уставился в лицо напротив.

+1


Вы здесь » X-men: First Class » Flashback » nowhere road