X-men: First Class

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » X-men: First Class » First floor » Кухня


Кухня

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

***

0

2

Холл----->

Мойра вошла на кухню и порадовалась, что здесь пока никого нет, а значит, они могут вести разговор с мисс Веллингтон наедине. У Мойры было еще множество вопросов к новоприбывшей. Но для начала нужно было приготовить кофе, раз уж она обещала. Тем более, не выпив кофе с утра, сама Мойра не ощущала себя полноценным человеком.
- Присаживайтесь, Николь, - Мойра махнула рукой в сторону в сторону стульев, расположившихся в уютном беспорядке вокруг стола.
Раз девушке неприятна ее фамилия, отныне Мойра будет называть ее только по имени. Маленькая галочка в блокноте памяти. МакТаггерт всегда стремилась запомнить такие мелкие детали о своих учениках, они были такими крохотными штрихами к их портретам, штрихами, которые в итоге и формировали цельный образ.
Мойра не сразу отыскала турку в шкафу. Обычно она сама ставила ее всегда на одно и то же место: первый шкафчик от окна, вторая полка. Но остальные обитатели особняка чаще всего не придерживались этого правила. И турка неожиданно оказалась вообще в ящике стола. Мойре очень нравилась эта турка, большая, тяжелая, кажется, сделанная из меди, с узким горлышком, по краю которого шла какая-то затейливая вязь, ручка была широкая и удобная. Мойра поставила турку на плиту и вытащила кофе, который, как ни удивительно, нашелся почти сразу.
Ее совсем не удивили слова девушки о том, что больше всего в будущем ей хотелось бы спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Большинству из тех, кто приходил сюда хотелось именно этого. Приключений и новизны хочется лишь тем, кто вел до этого тихую, размеренную жизнь, расписанную по минутам. Мойра украдкой бросила взгляд на мисс Веллингтон. Видимо, в своей жизни ей пришлось испытать на себе что-то подобное, когда завтрашний день полон неожиданностей, чаще всего неприятных, приключений, чаще всего опасных и ни капельки не увлекательных.
Мойра налила в турку воды, а пока она нагревалась, включила чайник, чтобы подогреть чашки для кофе.
- Ваше желание нисколько не удивляет меня, Николь. Многие здесь хотят размеренной и спокойной жизни. И я могу вам с уверенностью сказать, что здесь вы точно найдете уверенность в завтрашнем дне, здесь у вас будет крыша над головой, здесь вас всегда поддержат.
Прозвучало как-то пафосно, в духе книжных романов, Мойра покачала головой, вытащила две чашки, налила в них горячую воду из чайника.
- Школа для того и существует, чтобы помогать одаренным людям, ведь чаще всего они одиноки.
И ладно бы просто одиноки, но чаще всего, на них смотрят с враждебной опаской. Часто отношение людей к мутантам напоминало Мойре средневековую охоту на ведьм, бессмысленное и беспощадное преследование тех, кто хоть немного отличается от других. Всех защитить было невозможно, но они пытались.
Значит, газ, который выпускала Николь, воздействовал как наркотик в малых дозах, а в больших мог вызвать и смерть, как от передозировки. Принцип: в ложке – лекарство, в чашке – яд.
Мойра насыпала в турку кофе и принялась аккуратно помешивать темную жидкость, вглядываясь в нее и собираясь с мыслями.
- Скажите мне, Николь, как вы обнаружили свой дар? В каком возрасте? Какие события этому предшествовали?
События наверняка, связанные с выбросом адреналина. Задавая сейчас эти вопросы, МакТаггерт чувствовала себя прежде всего ученым. И что таить, те сведения, которые сообщит ей Николь, войду в особую таблицу, которую она вела - своеобразная статистика. Вот только с тех пор, как была создана Школа, наука все-таки встала на второе место, а на первом была помощь тем, кто приходил сюда.
- Но если вам неприятно это вспоминать, - тут же продолжила Мойра, - я не настаиваю. Все это вовсе необязательно.
Не дав кофе закипеть, МакТаггерт сняла турку с огня и аккуратно разлила кофе по чашкам. Она выбрала простые белые чашки, наверное, даже большие для кофе.
Мойра поставила чашечку на стол перед мисс Веллингтон.
- Знаете, Николь, я просто терпеть не могу эти чашки размером с наперсток, из которых принято пить кофе, - с видом заговорщицы улыбнулась Мойра. – Надеюсь, вы не будете против такого моего самоуправства. Сахар? Сливки?

+2

3

>>>Холл
Итак, добро пожаловать в рай! - мысленно поприветствовала сама себя Николь, оказавшись в поистине самой фантастической кухне. Ни кухня квартиры в трущобах города, ни уж тем более пара подржавевших конфорок в вагоне метро, не могли пойти в сравнение с этим местом. Сражу же захотелось что-нибудь приготовить в нормальных человеческих условиях, но зачесавшиеся ладони поспешили спрятать в карманы куртке, где по попрежнему лежала скомканая визитка с адресом этого здания. - Интересно, кто всё-таки была та девушка и что ей было от меня нужно? - в памяти всплыли события сегодняшнего раннего утра. Где-то в глубине души, Николь искренне надеялась, что девушка таки не здешняя, и уж тем более не является одним из преподавателей. В общем не хотелось делить с той дамочкой комнату или сдавать ей экзамены (ибо Ники по прежнему уверена, что та девушка обладала телепатическими способностями).
Кухня наполнилась пьянящим ароматом свежесваренного кофе. Запах напитка, который действовал получше всякого успокоительного. Правда, Ники неоднократно давала себе слово не пить больше одной чашки в день, но... Разве можно назвать сегодняшнюю утреннюю недопитую чашку как таковой? Сейчас будет просто маааленькая компенсация, за испоречнное утро!. Да-да! Пока кофе не выпьем - мы не человек. Вот только, обещание это опять не сдержится и на ночь, как пить дать, Николь снова зальёт в себя чашку. Скажете самоубийца? О да, как же! Снейк - это своего рода живое доказательство от противного! Если вы, выпья на ночь чашку кофе уснуть не сможете, то выпья оную, девушка наоборот, уснёт в два раза быстрее чем без неё.
Вот как? - Ники улыбнулась. - Вы не представляете себе, как это приятно слышать. Если тут всё действительно так, как вы говорите, то могу уже сейчас сказать, что мне нравится под этой крышей намного больше, чем под предыдущей, хотя последнюю трудно таковой назвать... - Это и не крыша то была, а асфальт по сути... - Николь уставилась на столешницу с ухмыльнувшимся выражением лица. - Прости родная подземка, не хотела тебя обидеть...
Девушка честно пыталась забыть тот день, когда узнала о том, что способна на большее, чем простой человек и оказалась в своей новой семье, поэтому пришлось постараться, но особо ярко события в памяти не вспыхнули. Николь пожала плечами. Было не так что бы неприятно и не так что бы трудно. Просто это было такой маленькой песчинкой в реке жизни, что про неё и рассказать то было нечего.
Это было пару лет назад. Я возвращалась домой, очень уставшая и измученная... Было поздно, а я с самого утра была на ногам и практически не имела возможности присесть... Когда же у меня это получилось сделать хотя бы  метро... Да я даже не помню... Как отключилась от окружающего мира, голова заболела и... Люди вокруг меня начали падать... - Единственное что было трудно, это сказать что она оказалась у Морлоков. Просто нужные слова не могли придти на ум для описания своего появления у них. Но в момент этой паузы перед Ники поставили чашку с кофе. Именну чашку! Нормальную чашку, которой можно было напиться, а не которой хватало на один глоток! Глаза засверкали.
Я вас так понимаю! Мелкие чашки меня тоже не впечатляют! ... И сахар! И сливки!

+1

4

- Я тоже люблю кофе с сахаром и сливками, - Мойра ощутила еще большую симпатию к девушке. Всегда испытываешь невольную симпатию к человеку со сходными вкусами, всегда приятно, когда кто-то поступает так же, как ты. Сближают даже такие мелочи, как сходные бытовые привычки, не говоря уже о предпочтениях, например, в искусстве или науке. А еще почему-то всегда кажется, что если у человека сходные вкусы и интересы, то с ним легче найти общий язык. Чаще всего так и есть, но не всегда. Впрочем, любое исключение лишь подтверждает правило.
Мойра поставила на стол сахарницу, молочник, вытащила из шкафа пачку печенья.
Приятно было чувствовать себя хозяйкой, принимающей гостью, о которой нужно заботиться, тем более, что Николь восприняла ее слова о Школе с такой искренней улыбкой, что Мойра просто не могла не улыбнуться в ответ, не могла не почувствовать себя ответственной за эту девочку.
- Все именно так, - тихо произнесла МакТаггерт, задумчиво помешивая кофе в чашке. – Конечно, и у нас бывают сложности, но у кого их нет? И мне хочется надеяться, что вы очень быстро привыкнете к течению жизни у нас. И этот дом станет вашим в той же степени, в какой он является моим.
Мойра помолчала. Ее обеспокоили слова Николь, сказанные вскользь о том, что прошлый дом вряд ли можно назвать таковым. МакТаггерт не знала, стоит ли спрашивать мисс Веллингтон об этом, стоит ли заострять на этом внимание. С одной стороны, все это было неважно, теперь дом Николь здесь, с другой – ее прошлое могло оказать неожиданное влияние на ее настоящее и будущее. И Мойра предпочла бы знать, что было у девочки в прошлом, чтобы быть готовой к любым неожиданностям. Но опять же, с чего она вдруг решила, что у Николь было в прошлом что-то настолько постыдное или страшное? Мойра внимательно посмотрела на девушку, что-то ей подсказывало, что вряд ли у Николь была легкая и размеренная жизнь до этого, слишком уж ей хотелось спокойной жизни, было видно, что девушке нужна защита и опека. Настороженность тоже присутствовала, но Мойру трудно был этим удивить, почти каждый мутант, попадавший сюда, был насторожен. И это было нормальным, слишком тяжело поверить в то, что где-то тебя примут таким, какой ты есть, примут, поймут, помогут тебе, поддержат тебя. Заменят семью, насколько это вообще было возможно. Кстати, о семье.
Мойра побарабанила пальцами по столу. Она сама не очень любила затрагивать тему о своей семье, и начни ее кто-то расспрашивать о детстве, Мойра бы только поморщилась. Нет, ее детство нельзя было назвать несчастным. У нее было все, что она пожелает, сначала игрушки и няньки, потом книги и гувернантки. У нее была свобода, потому что отец особенно ей не занимался. Но, тем не менее, детство свое Мойра не любила. И о семье своей говорить не любила, ведь чаще всего их встречи с отцом, заканчивались скандалами, а матери у нее не было.
- Николь, а ваши близкие… - Мойра запнулась. Ну с чего я взяла, что у девочки все было трагично? Или плохо? Может быть, у нее была любящая семья? Но что-то подсказывало МакТаггерт, что это было совсем не так, - ваша семья, как они отреагировали, когда узнали о вашем даре? И знают ли они, что теперь вы будете жить и учиться здесь?
Мойра еще могла бы спросить, знают ли они, что Школа Ксавьера – это не просто школа для одаренных детей, а школа для мутантов? А еще: как сами они относятся к мутантам? Мойра надеялась, что на первый вопрос ответ был бы «нет». Осторожность – это самое главное, что у них есть, осторожность и молчание, тайна – это их первая линия защиты в случае чего. И хотелось бы, чтобы на второй вопрос ответ был  все-таки о положительных эмоциях со стороны близких. Хотя такой ответ был чем-то почти невозможным. Каждый раз, говоря об этом с учениками, Мойра надеялась, что когда-нибудь услышит историю о терпимости. Но такого еще не случилось ни разу.
Мойра не стала пока задавать этих вопросов. Возможно, она никогда их и не задаст, все будет зависеть от ответа мисс Веллингтон. МакТаггерт не любила давить на людей. Нет, порой, это было необходимо – хотя к ученикам это никогда не относилось – но было легче, если разговор сам постепенно уходил в нужное русло. Вот, например, сейчас, спросив Николь о семье, Мойра надеялась, что, возможно, девушка сама в ходе своего повествования даст ей ответы на интересующие ее вопросы.

+2

5

Итак, подведём первые итоги. В принципе их подводить ещё рано, Ники ещё не увидела и львиную долю всего, но вот итог первых впечатлений можо подвести спокойно.
Она оказалась в обалденном особняке, с огромной территорией. Здесь было тепло, светло и уютно, не смотря на вредное название "школа". Так же не смотря на это слово, тут должно быть достаточно ей подобных личностей, готовых протянуть руку помощи, поддержать и напоить кофе. Первый же встреченный обитатель этого места оказалась милой женщиной, несколькими годами старше Николь, но с очень схожими вкусами. Честно признаться, но Ники ожидала худшего. Да и она привыла всё время ожидать худшего, что бы лучшее было приятной неожиданностью, но в этот раз! Свет в конце туннеля оказался настолько ярким, что среднюю Веллингтон чуть не ослепило.
Среднюю? Стоп-стоп-стоп! Никаких средних! Сейчас я последний раз перечитаю свою биографию, по просьбе собеседника и выкинет её навсегда! Я уже давно не относится к той семье Веллингтонов. Хватит! Я другая и у меня третья по счёту новая жизнь. А сколько жизней у змеи?
Немного задумавшись, как же ей начать, Ники даже и не подозревала, что практически нашла вторую таную дверь в своей истории, которую так же тщательно скрывала её мать, как и настоящую деятельность отца... А отца ли вообще?
Мои близкие... - несколько отстранённым голосом произнесла девушка, позволив себе качнуться на стуле и повернув пальцами чашку. - С того дня они больше вообще ничего не знают... Он был последним в нашей семье... - И причиной этого разбившегося хрупкого счатья стала я... - Николь сделала глоток, ещё мгновение выдержала паузу и наконец вылела сою историю на поверхность. По крайней мере, то что знала о себе сама, хотя возможно это и не интересовало вовсе...
Трущобы на Теор-стрит... Они были моим домом до того дня. - пауза. Николь взглянула на Мойру. - Я знаю, что у каждого жителя нашего города, об этой улочке самые негатитивные коментарии, но тем не менее это был наш дом. А нас было пятеро в маленькой квартире. Мать, отец, братья и я. Сейчас их для меня не существует, так же как и меня для них. За несколько лет до моего ухода из дома... - Николь осеклась. А стоит ли это так называть? Да! У каждой вещи своё имя! И нельзя назвать вилку ложкой! - За эти несколько лет до, нас стало шестеро. Появились двое близнецов. А отец резко исчез и поддерживать хоть какое-то существование стало практически нереально трудно. ... Я не буду расписывать как наша жизнь стала ещё слаще, но, когда я исчезла... И не совсем по своей воле, нашей семье окончатльно пришёл конец. Где отец и братья, я не знаю и надеюсь не узнаю никогда. Что до матери, она либо всё там же, волочит одинокую жизнь, либо где-нибудь в какой-нибудь клинике... Единственные, кто у меня остался из близких, как таковых, это младшие братик и сестрёнка. Когда я пропала на ночь, дома что-то произошло. И утром их забрали из детского дома. Собственно по этому я даже не думала вернуться домой вообще. Мать обвинила бы меня в том, что их всё-таки увезли.
Кофе плескалось ещё на уровне, ну... чуть ниже половины чашки, если бы не оно, возможно было бы труднее подобрать слова. Николь сделала ещё один глоток.
Эти дети, моя главная зацепка за жизнь. Я действительно виновата в том что произошло. Хотя бы отчасти. И я надеюсь вытащить их хоть когда-нибудь оттуда, куда их упрятали. - Николь уставилась в край столешницы, отметив про себя, что Джои и Хлоя были зацепками за жизнь, а Каллисто явно являлась в образе сурового реанематора, который то и дело, пинками заставлял цепляться за эти зацепки. - Тафтолология какя-то, получается... И сдаётся мне, что это слово я точно напишу с ошибками в диктанте.
Наконец Снейк оторвалась от столешницы и попробовал задать свой глупый и должно быть абсолютно неуместный вопрос.
А Чарльз Ксавье, он... кто?

Отредактировано Nicole Vellington (2011-08-17 20:41:27)

+1

6

Трущобы Теор-стрит. Мойра потерла висок. О жизни на этой улице, как и  любой житель Нью-Йорка и его пригородов, Мойра была наслышана. Жизнь за гранью бедности, жизнь за чертой, высокий уровень преступности, низкий уровень жизни. Горечь, боль, страдания. Ни капли счастья. Опасный и страшный район. МакТаггерт никогда там не бывала, не заводила ее жизнь в такие места, и представление о них она имела только по слухам. Но по тому, насколько безрадостны были слухи, можно было представить себе, насколько все еще хуже на самом деле.
Рассказ Николь был безрадостен, тяжел. Мойра с сочувствием смотрела на Николь. Бедная девочка. Столько пережить – потерять семью, не знать ничего о них. Да еще и обвинения матери. Мойра еще раз помешала кофе, но не отпила ни капли. Она думала о том, как можно помочь Николь. Первая помощь будет заключаться в том, чтобы девушка как можно скорее обрела здесь новый дом. Но хотелось бы попробовать хоть что-то выяснить о ее брате и сестре. Пожалуй, если бы Мойра работала до сих пор в ЦРУ, можно было бы поискать какие-то зацепки, тряхнуть связями, попросить кое-что выяснить. Только и это бы вряд ли помогло, двое маленьких детей с Теор-стрит, кого они волнуют? Кому они нужны, кроме их родных и близких? Кто может им помочь, защитить? Кто может помочь самой Николь? Выслушав историю девушки, Мойра поняла, насколько же та одинока и несчастна. Ни родных, ни близких, разрушенная семья, да еще и чувство вины, которое, несомненно, гложет Николь. Вины, по мнению Мойры, совершенно необоснованной. Но только чувство вины – такая вещь, которая не всегда обоснована. Порой, нам только кажется, что мы виноваты в чем-то, но это нисколько не умаляет ни страданий, ни терзаний.
МакТаггерт уже и не рада была, что завела этот разговор, Николь было очень тяжело говорить об этом, и это было видно. Но девушка отлично держалась, и Мойра постаралась скрыть свою жалость. Сочувствие было уместно, но не жалость. МакТаггерт почему-то казалось, что Николь оскорбится, если начать ее жалеть, словно признавая ее вину, словно подчеркивая ее обособленность от других. Но все же Мойра решила, что попробует кое-что выяснить о сестре и брате мисс Веллингтон, она пока не знала, как она это сделает, но решение было твердым и не подлежало пересмотру. Мойра задумалась: двое детей из неблагополучной семьи, что-то произошедшее в этой семье после ухода Николь – что? – двое детей, которых забрали. Так просто детей не забирают из семей, даже из неблагополучных семей. Обладали ли дети каким-либо даром? И связано ли это с даром самой Николь?Вопросы-вопросы. Мойре надо было хорошенько подумать над всем этим, но она знала, что сделает все, что в ее силах и, возможно, у нее кое-что получится. Но Николь она пока ничего не скажет. У Мойры, может, и не выйдет ничего, а девушка будет напрасно ждать и надеяться.
- Николь, вы ни в чем не виноваты. Никто бы не смог предсказать такую ситуацию. Не вините себя напрасно, - тихо произнесла МакТаггерт.
Мойра отпила кофе, который совсем остыл, и почти не почувствовала вкуса. На несколько минут повисло молчание, Николь о чем-то задумалась, и Мойра не хотела ей мешать, не хотела пока отвлекать лишними вопросами. Она прекрасно понимала, что сейчас чувства Николь в расшатанном состоянии, и терпеливо ждала, когда девушка вырвется из цепких лап воспоминаний.
- А Чарльз Ксавье, он... кто?
Мойра улыбнулась. Вопрос был резонным. Вопрос, который возникал у всех, пришедших в особняк. Кто же он таинственный Чарльз Ксавьер, который вдруг стал помогать мутантам, изгоям общества? Вопрос был резонный и один из тех, на которые так просто не ответишь. Лишком уж много ответов было на один вопрос.
- Для начала, Чарльз Ксавьер просто очень хороший человек, один из тех людей, которые стремятся помочь окружающим, во что бы то ни стало. Он профессор генетики, специалист по мутациям, основатель этой Школы. А еще он такой же мутант, как и вы все в этом особняке.
Был ли ответ исчерпывающим? Лишь отчасти. О Чарльзе Ксавьере можно было бы рассказать еще очень и очень многое. Постепенно Николь и сама все узнает, узнает много больше того, что Мойра сейчас сказала. Только вот фраза о мутантах была несколько неосторожной. Предлог «вы» выдавал говорившую с головой. Впрочем, то, что Мойра человек, единственный человек в Школе, не было ни для кого секретом. Просто вызывало слишком уж разную реакцию: от подозрительности до удивления, от презрения до восхищения смелостью человека, который осмелился жить среди мутантов.

0

7

Подперев кулаком висок, Ники издевалась над недопитой чашкой, переодически наблюдая за реакцией собеседницы на её... эм... ну не крик души, и не жалобный стон, да и исповедью не очень-то назовёшь, на выплеск информации! Вот! При чём ещё недовыплесканной. Благо вместе с этом информацией не выплёскивалось и несчатное кофе. Не то, что бы кружку шатало из стороны в сторону в девичьих лапах, нет. Её просто энергично вертели из стороны в сторону, наверное пытаясь протереть дырку в столешнице.
А реакция была одной из уже знакомых. Помнится, когда-то, её на то время будущий шеф долго оглядывал её с ног до головы. Пытаясь понять, как жительница того района может выглядить настолько опрятно и абсолютно по человечески.
А за всё спасибо маленькому скромненькому дару природу. Всего-то каких-то три кошелька и Николь позволила себе обзавестись современной цивильной одеждой. А неразноцветными безформенными тряпками, только носящими название футболка и джинсы.
Интересно о чём она думает? О том же о чём и они все? Или о чём-то другом? - Николь бросила ещё один взгляд на Мойру, явно ушедшую в раздумья, и отмечая про себя, что на этот раз ей достался не телепат! И почему её так бросало в дрожь при одной мысли от этой способности? Глупый вопрос! Слишком глупый для такого человека, как она. Для мутанта, который благодаря своей особенности занимается не богоудоными делами.
Откуда у тебя деньги, Ники? - спросила как-то Каллисто. Тогда Николь смогла придумать вполне реальную ситуацию про богательного толстосума, которому она жутко понравилась в клубе и он нереально расщедрился на приват. С телепатами такая шутка явно не прокатит.
Николь, вы ни в чем не виноваты. Никто бы не смог предсказать такую ситуацию. Не вините себя напрасно - услышав это на такой минуте уже своих размышлений, захотелось чуть ли не выкрикнуть. "Виновата! Виновата и ещё как! Даже виновна! Перед вами сидит воровка! Эдакий Робин Гуд нашего времени, который обкрадывает богатых и улучшает жизнь бедных!" Но вместо этого...
Я бы очень хотела забрать их... Но у меня нет шансов при том существовании, которым я живу сейчас. Скоро некогда заработанные сбережения закончатся и в приюте их держать уже не будут. Отдадут первому же покупателю... - О, нет! Она сказала это вслух. - Спокойствие! Только спокойствие! - лицо девушки опять осталось ровным и невозмутимым и она поспешила закрасить свои самые страшные мысли как-нибудь иначе. - Собственно, именно по этой причине мне и порекомендовали придти сюда. Человеку живущему под землёй детей не доверят.
К счастью вопрос о профессоре заставил собеседницу улыбнуться и Николь почуствовала от этого облегчение. Но ответ был не совсем такой, какой ожидали ответить. Хотя Ники сама виновата - задала неправильно и вот итог - неправильно ответили.
Мутант... - эхом повторила Снейк. Услышанное было тоже достаточно неплохим, но всё-таки.... - Я хотела спросить несколько иное. Кто он, что сумел создать такое место? Как ему это удалось? - может быть снова не совсем верная постановка вопроса, но на этот случай в голове уже стали готовится и другие варианты.

+1

8

Утешать – это тоже непросто, принимать все близко к сердцу, словно бы пропуская через себя чужие страдания, ставить себя на место другого человека, на несколько мгновений становится им и все равно до конца не понимать, как это – так жить. Мойра была рада, что тема перешла на Школу, на Чарльза. Чуть позже ей нужно будет хорошенько подумать, реально оценить свои возможности, понять, сумеет ли она помочь мисс Веллингтон, но не сейчас. МакТаггерт готова была ответить на любые вопросы девушки, ей хотелось отвлечь ее от печальных раздумий. Для обитателей особняка не должно быть секретов о том месте, что становится для них домом.
- Этот дом, - Мойра обвела рукой комнату, словно приглашая девушку еще раз хорошенько осмотреться, - принадлежал когда-то родителя мистера Ксавьера. Когда профессору пришла идея создать Школу для мутантов, он решил, что это место, находящееся вдали от людей, идеально подходит для этой цели. Создать Школу непросто, Николь. Нам пришлось пройти через множество бюрократических проволочек. Но в результате нам удалось достичь цели. Однако, - Мойра подошла к самому главному, - никто не знает, что эта Школа создана для обучения мутантов. Все, кто знает о ней, уверены, что это только лишь место для обучения одаренных подростков. Понимаете, Николь?
МакТаггерт ни слова не сказала о том, что при создании Школы пришлось пройти не только через бюрократические проволочки, незачем кому-то знать, что Чарльз во многом с помощью своего дара воздействовал на людей. Ведь документы – это лишь малая часть дела. Есть еще слухи, и пусть говорят об эксцентричном богаче, который для чего-то собрался повесить себе на шею десятки детей, но ведь им нужно было, чтобы никто не вмешивался в их жизнь, чтобы никто не интересовался ими до тех пор, пока они не смогут открыться миру.
- Слишком малое количество людей знает о нас. И это к лучшему. Вы сами прекрасно понимаете, сколь нетерпимы люди к тем, кто хоть немного отличается от них. Мы все здесь пытаемся оберегать наш маленький изолированный мирок.
Мойра замолчала, надеясь, что смогла хоть немного отвлечь мисс Веллингтон он тягостных воспоминаний.
Но слова Николь заставили ее вздрогнуть:
- Отдадут первому же покупателю...
Мойра вопросительно посмотрела на девушку:
- Простите?
Это не укладывалось в голове. На дворе двадцатый век, они в стране демократических свобод. И вдруг такая фраза. Иногда Мойра понимала, насколько же она еще все-таки наивна: она ведь почти не знала изнанки жизни, дочь благополучных родителей, она тоже столкнулась и с жестокостью, и с ненавистью, но она продолжала верить в лучшее в людях, была уверена, что светлого и доброго все-таки больше в их мире, чем зла. И фраза, брошенная Николь, повергла МакТаггерт в шок, такое положение дел просто не укладывалось у нее в голове.
- Что значит, отдадут первому же покупателю, Николь? – голос звучал твердо, даже требовательно. Нужно было выяснить все до конца. – Продадут? Что же это за приют такой?
Как бы она ни хотела быть деликатной, как бы ни хотела не давить на мисс Веллингтон, но дело принимало совсем нешуточный оборот. У МакТаггерт сжалось сердце при мысли о двух беззащитных детях, единственной опорой которых является не менее беззащитная сестра. Теперь Мойра яснее понимала мотивы Николь: она хотела забрать брата и сестру, и Школа была для нее единственным шансом.
Мойра залпом допила кофе, на мгновение задержала взгляд на кофейной гуще на дне чашки, остатки кофе складывались в причудливые фигуры. Некоторые верят, что по ним можно узнать свое будущее. Мойра была ученым. Она не верила в волшебство, зато верила в себя и знала, что если поступать решительно и твердо, то возможно управлять своей судьбой.
- Николь, мне не хочется давить на вас, я лишь хочу помочь вам. Но я не смогу этого сделать, если вы не будете до конца откровенны со мной. – МакТаггерт глубоко вздохнула, - поверьте, я не хочу выпытывать у вас каких-то секретов, но положение, в котором оказались ваши брат и сестра более чем серьезно. Мы должны помочь им. – Мойра прямо взглянула в глаза девушки. – Вместе.

0

9

Так вот в чём дело. - услышав про то, что обучение мутантов здесь находится в тайне, логическая цепочка в задымлённой голове стала преобретать прочные связующие звенья. Губы Ники дрогнули в лёгкой улыбке. - Я никак не могла взять в голову, как при всеобщем негативном отношении к мутантам разрешили создать это место. А на деле оказывается что про это никто кроме обитателей и не знает.
В какой-то степени это было отличной знакомо самой Ники.
Ладонь скользнула по лицу, будтот стряхивая с него напряжение или остатки сна и зелёные глаза снова поднялись на, сидевшую напротив, женщину.
Как бы так ответить, что бы было не очень грубо, не все же знакомы с законами мира галёрки и перефелии. - Николь постаралась собраться с духом и наполнила грудь воздухом.
Я сказала "продадут" и в прямом и в переносном смысле слова. Думаете тому, кому приглянется моя сестра, захочется усыновить ещё и брата, или наоборот? Даже если я их родная сестра, даже если у меня самые добрые намерения, да и даже если бы у меня была хотя бы та же ободранная квартира на Теор-стрит, работникам приюта плевать на личность, им главное что бы у патонциальных родителей были карманы битком набитые зелёными бумажками. - А ведь у меня давно бы были такие карманы! - Николь чуть было не выкрикнула это вслух и успокоила себя лишь тем, что воровством руки ещё не чешутся, а значит совесть с моралью в голове ещё остались. - Да и не только в приюте... Прежде чем забрать оттуда хоть одного ребёнка нужно пройти очень много инстанций и получить кучу бумажек, доказывающих что ты не людоет, не психопат и у тебя уже заранее подготовлена детская комната по всем сантираным и пожробезопасным нормам, ну и с достаточной кучей игрушек. - Да-да... Именно так... И дело тут не только в бумажках с портретом нашего великого вождя. Их-то я действительно уже могла спокойно скопить у себя под матрасом, но... господи, почему я сама не родилась телепатом? - девушка издала глубокий вздох. - В общем вы поняли... Если какой-нибудь богатой семейной паре захочется завести себе ребёнка, они вряд ли будут считать с кем-то вроде меня.
Что ещё можно было сказать? На самом деле было много всего, но всё это было похоже на мелко разорванную счастливую фотографию, где не хватало самых главных лиц. Да и ложь во спасение, на которой держалось всё, как на клею, как на зло подсох и не хотел склеивать эту фотографию.
Что ж... - наконец решив, что лучше продолжать старое, чем начинать новое, Ники тоже допила свой кофе и прождолжила, страясь не выдавать своего волнения.
Я знаю, что здесь готовы помочь. Иначе бы я не пришла сюда. Правда не думала, что помоь каснётся и моих близких. - она явно начала клеить не от того угла. Слишком уж скоро случилось не найти нужного кусочка и пришлось начинать по новой, с угла второго. - Уйдя из дома, мне было куда идти. Когда забрали Джои и Хлою, смысла возвращаться в квартиру уже не было. Поэтому, я предпочла скрыться в городской подземке, у новых друзей. - И снова нет куска? Либо этот паззл жизни не хотел собираться, либо она снова не оттуда начала. - Уже около двух лет моей семьёй стали Морлоки. Они то и посоветовали мне придти к вам. - Снова тупик... Что ж, последний угол? - Пользуясь тем, что выгляжу я вполне нормально, с точки зрения человека обыкновенного, я устроилась на работу. Сейчас весь мой зароботок лежит от анонимного лица на счёте того самого детского дома, где находятся близнецы с подтекстом "на содержание без возможности усыновлния" или как-то так. В общем, пока прюту будут перечисляться деньги, они быдут держать их у себя. - И снова нет куска?! Что за чёрт? Ведь всё так хорошо слеивалось. Или нет? Вот же он! - Только у меня есть опасения, что даже счёт скоро не поможет, или что-то в этом роде. - несколько мгновений что бы подобрать слова. - Я часто подходила к ограде, внутрь меня не пустили с одного раза, пытаться ещё раз я не стала. И в большинстве случаев у меня возникало чуство, что Хлоя знает о том, что я пришла. Как-то я застала их играющими у крыльца, и малышка повернулась к тому место где я была, толкнув Джои. Она кивнула и оба помахали мне рукой. То что она могла меня видеть, было исключено. Я была достаточно далеко, было слишком много зелени, да другие дети были гораздо ближе, но не заметили меня. И... в тот момент Хлоя сидела ко мне спиной. - Николь выдохнула. Жуткая игра в этот паззл из воспоминаний дала возможность передохнуть, что бы начать склеивать середину, которой как раз таки и не было.

Отредактировано Nicole Vellington (2011-08-21 17:34:58)

+1

10

Ситуация стала предельно ясной. И Мойре было понятно отчаяние Николь, ведь если ей сейчас не позволяют увидеть брата и сестру, что, кстати, показалось Мойре странным, то если кого-то из них усыновят, то мисс Веллингтон даже не узнает никакой информации о них. Наверняка, есть какой-нибудь закон о тайне усыновления, который не позволяет раскрывать имена приемных родителей стороннему лицу, а Николь в данном случае станет сторонним лицом. Официально у Джои и Хлои есть мать, есть старшая сестра и, в общем-то, это должно быть препятствием для усыновления. Существенным препятствием из кипы бумажек с печатями и десятка дверей, за которыми сидят важные и равнодушные чиновники. Но только деньги решают если не все в этой жизни, то многое. И вопрос с усыновлением богатые и самовлюбленные особы могут решить в два счета, если только захотят. И в этом случае детей разлучат не только между собой, но и со старшей сестрой, а также с матерью.
Интересно, сколько лет Николь? Есть ли двадцать один год? По идее, если есть, она является совершеннолетней и по законам США может претендовать на то, чтобы стать опекуном брата и сестры, но она права: никто не даст ей опеку над ними, пока у нее самой нет определенности в жизни. А мать? Предпринимает ли она что-то? Мойра хотела задать Николь этот вопрос, но вовремя вспомнила, что та уже давно не бывала дома, что то место, где она когда-то жила вместе с семьей давно перестало быть для нее настоящим домом, не просто зданием, где можно найти кров, а именно домом, уютным очагом, куда так приятно и легко возвращаться. И МакТаггерт промолчала. Этот вопрос был бы не просто неуместен, он был бы бесполезен.
Мойру очень заинтересовали слова Николь о ее сестре, которая словно бы чувствовала присутствие мисс Веллингтон. Учитывая то, что сама Николь являлась мутантом, вполне возможно было и то, что ее брат или сестра, или оба, могли обладать даром.
- Сколько лет близнецам? – поинтересовалась Мойра.
По идее они были еще слишком малы для проявления дара, если он у них есть. Способности проявляются в подростковом возрасте. В большинстве своем, но ведь могут же быть и исключения. Стоит только вспомнить Рейвен, которая, по словам Чарльза, могла принимать любой облик еще ребенком, или, например, Хэнк: его анатомические аномалии проявились тоже в детском возрасте, как и гениальность. Так что нельзя было списывать со счетов то, что Хлоя возможно мутант. Осложняло ли это ситуацию? Лишь отчасти. Скорее это было бы опасно для самой девочки, потому что неизвестно, как поведут себя воспитатели в приюте, обнаружив, что одна из их воспитанниц – мутант.
А еще возникал вопрос о деньгах. Что ж. Пожалуй, это было меньшим из того, что волновало сейчас МакТаггерт. Деньги у нее были. И организовать отчисления на счет детского дома не составляло никакого труда. Только надо будет сделать это через подставное лицо, незачем привлекать излишнее внимание к своей персоне, а значит, и к Школе.
- Уже около двух лет моей семьёй стали Морлоки. Они то и посоветовали мне придти к вам.
Мойра удивленно посмотрела на Николь. В душе шевельнулась легкая тревога, незначительная, какая-то пока неопределенная, словно укол иголкой, быстрый, легкий и уже через секунду не оставляющий никаких ощущений. Морлоки. Это смахивало на название какой-то группировки или банды, что было неудивительно, учитывая то, что Николь все эти два года жила фактически на улице. Ее вполне могли взять под свое крыло какие-то личности из преступного мира. Но только откуда же они знали о Школе? И раз посоветовали Николь прийти сюда, то знали, что Школа Ксавьера не просто место для обучения одаренных детей, а место, где обучаются мутанты. И получается тогда, что они знали, что Николь - мутант. И раз знали об этом, но два года она жила с ними, то отнеслись к ее сущности нормально. Впрочем, последнее утверждение не обязательно должно было быть правдой, потому что узнать о том, что мисс Веллингтон - мутант, таинственные Морлоки могли не сразу. Но раз посоветовали сюда прийти, то отнеслись к этому открытию терпимо? Тревога. Люди, которые отнеслись терпимо к мутанту, должны по идее вызвать радость, но что-то мешало. Опасность. Школа перестала быть закрытым мирком. Кто-то вызнал о них.
Мойра постаралась успокоиться. Еще не произошло ничего страшного и не произойдет, а если что-то все-таки случиться, то решить можно все проблемы. Абсолютно все. И все равно было как-то неспокойно, что-то тревожило, что-то не отпускало.
- Кто такие эти Морлоки? – почти равнодушно поинтересовалась МакТаггерт, - и откуда они знают о Школе?

0

11

На стуле снова начали медленно покачиваться, в такт своим мыслям и подсчётам в уме. С математикой Николь не дружила с самого детства. Один плюс один у неё упорно получалось один. Но в это раз подсчёты были далеко не математические. Логика... Сплошные логические домыслы завертелесь в этой змеиной башке. Ооо... Эти расуждения стали уже классическим баяном. Лабиринт из которого было невозможно выбраться на протяжении многих лет. Дверь, к которой она до сих пор не могла подобрать нужный ключ. Эта какофония в голове зазвучала вновь, когда Ники закочила свой рваный пересказ куска своей жизни. Девушке упорно казалось, что от неё ускользает ни одна важная в её жизни деталь, но именно она и является тем самым ключом, дающим возможность открыть дверь и узнать наконец-то за что природа сделала её мутантом и почему её жизнь вообще ещё не оборвалась.
Одиннадцать. Было. Два месяца назад. Девятого числа. - рвано и несвязно отозвалась Николь, продолжая смотреть в глубины себя остекленевшим взглядом. При этом выдернув ещё одну ниточку из своей биографии. - Ни моя мать, ни отец, ни старшие братья... Никто не получил такого бонуса для жизни, иначе они бы разстрезвонили это или открыто использовали... Если Хлоя тоже что-то может, то может на что-то способен и Джои? Да или нет? Если нет, то я ничего не понимаю, если да... То... Ооох... Я опять запуталась! - стон отчаяния чуть было не прозвучал в голос. Или прозвучал, но Николь была настолько погружена в себя, что этого не заметила. Однако, ведь вопросы Мойры она таки слышала.
Странно, что вы их не знатете, - на этот раз действительно вслух отметила Николь. - Мне показалось, что вас таки они хорошо знали. - девушка осеклась и эта осечка сумела вернуть наконец её во внешний мир за телесной оболочкой. Поняв, что выпущенная фраза была несовсем корректной, Ники поспешила исправиться. - В смысле знали про школу и знали мистера Ксавье.
В этот момент свершилось некое проззрение и, пошарив в кармане, Николь извлекла уже знакомую, но уже немного смятую бумажку с написанным от руки адресом.
Вот, - он протянула её Мойре. - Возможно вам знаком будет этот подчерк. По краней мере он точно не пренадлежит той, что мне её вручила, сказав про вашего главного, как про её хорошего знакомого. - девушка выдержала небольшую паузу. - Морлоки это... как бы только название небольшой группы мутантов, они приютили меня у себя дома. Хотя трудно назвать домом городскую подземку с её бесконечными тёмными лабиринтами, но поверьте, там гораздо уютнее, чем в том месте, где прошло моё детство. - Ники ещё очень хотелось добавить, что во тьме лабиринтов бесконечных туннелей чуствовала себя своей, нежели на Теор-стрит, но во время заставила себя прикусить язык, отвесив мысленный подзатыльник.

Отредактировано Nicole Vellington (2011-08-23 19:32:46)

+1

12

Одиннадцать лет, - рассуждала МакТаггерт, - несколько рановато для проявления способностей. В этом возрасте уровень гормонов еще не столь высок, чтобы проявился дар. Однако возможно, что стресс, вызванный тем, что детей вырвали из привычной – пусть и не очень благополучной -  среды, мог повлиять на процесс проявления способностей, ускорить его. Как бы то ни было, судить об этом, даже не видя детей, было невозможно. А даже если она их увидит, если ген Х не повлиял на их внешность, то определить, мутанты они ли нет, не представляется возможным без сложнейшей генетической экспертизы. Но, в общем-то, сейчас это было неважным, важным было обеспечить пребывание детей в детском доме, сделать так, чтобы их никто не усыновил, а со временем помочь Николь забрать их.
- Я попробую сделать все, что в мои силах, чтобы помочь вашим брату и сестре, - Мойра потерла висок, пытаясь сообразить, кому надо бы позвонить и с кем можно было бы встретиться, чтобы решить этот вопрос. Постепенно в голове формировался план действий, но сейчас это не было главным.
Поэтому, оставив этот вопрос, Мойра сейчас сосредоточилась на информации о таинственных Морлоках. Так странно было, что какие-то люди из городского метро, скрывающиеся ото всех, знали о Школе, знали о Чарльзе. Да еще и упоминали о нем как о хорошем знакомом. Впрочем дальнейшее слова мисс Веллингтон не столько обеспокоили Мойру, сколько заинтересовали. Мутанты? Мутанты, обитающие в городской подземке? Брови Мойры взлетели вверх, она не пыталась скрыть своего удивления. Она даже и не предполагала, что такое вообще может быть возможно. Ее, пожалуй, не удивляло, что они скрываются от людей, в этом их можно было понять. Но то, что это группа мутантов, объединенная организация, а не несколько одиночек, как бывает всегда, было просто удивительно. До этого момента все встреченные Мойрой мутанты или те, о которых она слышала, были одинокими, они не объединялись друг с другом и не стремились к этому. И МакТаггерт считала, что Школа – единственное место, где удалось собрать столь большое количество мутантов, удалось объединить их и направить их способности в нужное русло. А теперь вот объявились какие-то Морлоки, и, возможно, что они появились гораздо раньше, чем была создана Школа – да скорее всего раньше. Это был любопытный факт, что где-то еще есть объединение мутантов, но не это беспокоило Мойру. Ее беспокоило, что Морлоки знали о них, тогда как они ничего даже о них и не слышали. А та девушка или женщина, что посоветовала Николь прийти сюда, кроме того, знала Чарльза, знала его, по словам Николь, хорошо. Но я об этом ничего не знаю. Хотя если я о чем-то не знаю, то это вовсе не значит, что этого не существует.
Мойра осторожно взяла из рук мисс Веллингтон смятую бумажку с адресом Школы. Ну да, все верно: на бумажке мелким убористым почерком был написан адрес Школы. Мойра передернула плечами: а я ожидала иной информации? Было бы здесь что-то иное, Николь бы здесь не было. Но какое-то странное чувство, похожее на надежду, потухло. Неприятно было, что кто-то совершенно им не знакомый знает о них. Мойра вглядывалась в темные чернила, рука, написавшая эти буквы была уверенной, об этом говорят твердые и чуть резкие линии букв,  их своеобразный небольшой наклон влево. Писавшая была левшой? Впрочем, это ничего не давало. Но опять же, это я ничего не знаю о Морлоках, но, может быть, Чарльз что-то знает? Мойра задумалась, все еще глядя на записку, но не видя букв, словно смотрела сквозь небольшой листочек. Мог ли Чарльз знать об этих мутантах и не сказать ей? Это какая-то тайна? Они таят в себе опасность? Ерунда! Рассуждать можно до бесконечности и в итоге поверить в самое плохое и неизбежное. По существу, у нее нет ничего, кроме скудной информации об этих Морлоках и записки с адресом Школы. Все что ни делается, все к лучшему. По крайней мере, благодаря Морлокам Николь сегодня здесь.
- Увы, Николь, - Мойра положила записку на кухонный стол, - почерк мне незнаком.
МакТаггерт помолчала немного, а потом спросила:
- Скажите, Николь, а как вы попали к Морлокам? Как вы узнали о них?
Мойра не спросила, почему девушка доверилась этим мутантам. Ответ был очевиден: ей просто некуда было идти.

0

13

Фраза Мойры о том, что она постарается помочь Джои и Хлои, заставила Николь взглянуть на неё огромными от удивления глазами.
В-вы серьёзно? - сказать по правде, девушка ниразу не думала о том, что в этом месте смогут помочь и такую проблему, как восстановление семьи... или какой-нибудь её части. Стало даже как-то неудобно. Всё-таки чужой человек, а уже так искренне был готов помочь. Николь смутилась.
С-спасибо вам... - она действительно не знала что сказать. А молчать было неловко, но... слова просто не хотели идти и пришлось замолчать, наблюдая своё искривлённое отражение в чайной ложке.
Где-то на периферии пустых мышлений, появилось желание, что бы сейчас в дверь ещё кто-нибудь зашёл, но...
Увы, Николь, почерк мне незнаком.
Ну, попробовать спросить стоило, - Ники выдавила из себя улыбку и спрятала бумажку обратно в карман, хотя её наверное надо было бы уже выбросить. Но нет же! Мусор в карманах, это классика! Какой же карман без мусора?! - Хотя, если честно, то я даже не испытывала желание узнать того, кто это писал. Главное что я узнала это про это место.
Застегнув карман куртки на молнию, Ники бросила взгляд на Мойру, явно собирающуюся что-то сказать. У самой девушки тоже был ряд вопросов, но они были скорее второсортного или формального плана, лишь бы потянуть немного времени и посидеть в идеальной кухне. А вопрос не заставил себя ждать. Услышав его, Снейк снова откиналась на спинку стула.
В тот же вечер, - спокойным, уверенным и более раскрепощённым тоном, начала она. - В том же вагоне метро. Когда я... скажем так очнулась от того, что передо мной упал человек, кто-то протянул ко мне руку и я отключилась. А когда открыла глаза, я была уже среди них. - Николь подпёрла кулаком щёку и повернула ложку указательным пальцем. - Держали они меня у себя не долго, так сказать провели проффелактическую беседу, объяснили что почём, а на утро отпустили домой... Ну а дальше вы уже знаете... Я к ним вернулась и начала новую жизнь. - Ложку со звоном уронили в чашку. - Простите мою наглость, за столь неуместный вопрос, а какой способностью наделены мистер Ксавье и, раз уж вы меня приняли, то собственно и вы? - Да-да, вы угадали, если предположили, что внутри себя, Николь искренне желала НЕ! услышать о телепатии.

Отредактировано Nicole Vellington (2011-08-29 20:12:27)

+1

14

- С-спасибо вам...
Мойра едва заметно передернула плечами, словно говоря: не за что. Пока действительно было не за что. Спасибо нужно будет говорить, если она хоть как-то сумеет помочь Николь и близнецам. А тогда лучшей наградой для Мойры будет, если Николь и ее брат с сестрой будут счастливы. И большего не нужно. Пока же МакТаггерт только смутно представляла себе, с чего начнет.
Николь же была явно смущена, и ее смущение словно бы передалось самой Мойре. Как-то неловко стало, что она фактически навязалась девушке. Мойра не была психологом ни по образованию, ни по призванию. Но здесь, в Школе, к каждому ученику нужен был индивидуальный подход, поневоле приходилось учиться понимать людей по жестам, невольным взглядам и интонациям.
Зато теперь Мойра узнала многое о самой мисс Веллингтон. Теперь женщине будет проще понять Николь. А именно этого она и хотела.
Пока Николь рассказывала о своей встрече с Морлоками, Мойра рассеянно вертела в руках чайную ложку. Ложка была самая обычная ничем не примечательная, из какого-то сплава, что очень нравилось МакТаггерт. Мойра вдруг вспомнила, как, будучи маленькой девочкой, она ненавидела серебряные ложки, которыми было принято пользоваться у них в замке. Ими просто невозможно было размешивать чай, ложка мгновенно нагревалась, обжигая пальцы. И маленькая Мойра хныкала от боли, вызывая этим раздражение у очередной няни. Здесь, в особняке, серебряные ложки тоже присутствовали, где-то на периферии. Но на кухне их не было, ими никто не пользовался, и эта мелкая деталь несказанно радовала МакТаггерт.
Значит, у Морлоков Николь пробыла недолго. Но потом вернулась к ним, найдя в них родственные души. Мойра пристально вглядывалась в зеркальную поверхность ложки. Надо же, профилактическая беседа. Было понятно, что Морлоки наверняка потребовали от Николь быть впредь более осторожной, постараться не обнаруживать себя, поскольку это было достаточно опасно. Что ж, вполне разумно. Мойра слегка кивнула в такт собственным мыслям. А потом ее отправили сюда, ведь здесь-то Николь точно научится контролировать свой дар. Теперь картинка была полной. Словно встал на место последний кусочек в паззле, и картинка, иллюстрирующая жизнь мисс Николь Веллингтон, стала законченной и полной. Но это не давало ответ на вопрос, откуда Морлоки знали о них? Почему были уверены, что здесь Николь помогут? Что ее примут здесь? Впрочем, Николь права – главное, что она нашла это место, а остальное не столь важно.
- Никаких извинений, Николь, - Мойра положила ложку на стол, раздалось легкое мелодичное звяканье, - вполне закономерно, что вам хочется узнать, какими силами обладают обитатели этого особняка.
И первый вопрос, конечно, был о таинственном мистере Ксавьере. И это тоже было вполне закономерно. И¸ конечно, не было тайной. Мойра подняла взгляд на Николь.
- Профессор – телепат, - просто произнесла Мойра.
- А я, - МакТаггерт слегка улыбнулась, чуть склонила голову на бок, с интересом наблюдая за Николь, гадая, как-то она отреагирует на ее слова, - я не обладаю никакими способностями, Николь. Я человек. Единственный в этом особняке.
Вообще ей самой не очень нравилось говорить «я- человек», это шло в разрез с ее же собственными утверждениями, что мутанты – тоже люди. С точки зрения науки они были людьми, род Homo, все верно. Нов первую очередь, с точки зрения морали самой Мойры, они были людьми. Просто иначе никак не сказать. Слова «я не мутант» прозвучали бы гораздо более демонстративно.
Оставалось только надеяться, что реакцией Николь будет удивление, не хотелось бы Мойре сейчас никакой агрессии со стороны мисс Веллингтон. Впрочем, если Мойра ее правильно разгадала, то вряд ли Николь будет говорить ей когда-нибудь слова вроде: «Вам не понять! Вы не мутант!»  Как же трудно было порой доказать обратное! Доказать, что Мойра иногда понимает мутантов лучше, чем они понимают друг друга, даже лучше, чем они сами себя понимают.

0

15

Может мне стоит прикупить себе блокнот и записывать все варианты встреченных способностей? - предложила сама себе Ники, но тут же отмела эту безобразную мысль и улыбнулась в ответ, на то, что извинения излишне. Даже не столько улыбнулась, сколько выдавила из себя измученную и уставшую улыбку.
На самом деле было бы совсем не плохо, изучить поподробнее своих... эм... "собратьев", что бы знать кого опасаться стоит, а кого наоборот надо записать в ряды слабых звеньев. Но с другой стороны, основы мутантоведения Ники всё-таки узнала. Благодаря подземной семье. Может стоило и про свою способность поподробнее расказать? Хотя, наверное нет... Ничего путного из этого не выйдет - она сама не в курсе что может, правда до опредлённого момента.
Надо будет заняться этим на досуге, - напутствовала себя же девушка и... побледнела...
Профессор – телепат, - сказать что побледнела, значит ничего не сказать. Усталось почувствовалась моментально, будто огромный мешок с песком свалился с потолка. Руки дрогнули, в ногах появилась слабость. По спине пробежал холодок. Ещё бы волосы на голове зашевелились и была бы истинная сила ужаса, но на его месте неожиданно нарисовалось удивление.
Человек? - Ники удивлённо захлопала глазами, пытаясь при этом вернуть на место сбегающее поближе к полу сердце. - А вам не страшно тут?
Что за чушь она сморозила? Надо срочно исправлять положение!
Ну в смысле, тут же ведь наверняка есть кто-нибудь с какими-нибудь очень страшными спобоностями или со страшным внешним видом? - первое что пришло на ум это лицо большеглазого Джинкса, которое и лицом то назвать было трудно. Увидев его желтущие глаза во всё лицо без зрачков впервые, она шарахнулась к стенке. Но потом привыкла, но не все сто... В темноте туннеля так повернёшься, увидишь ЭТО! и богу душу отдашь... Да-да, частенько по первости Ники отлетала с визгом к стене, или (если это было очень неожиданно) падала в обморок. Потом обмороки превратились в дикое "ААА!!!" и падал уже Джинкс, получивший в нос дозу свежепроизведённого снотворного. Ну а с пустя некоторое время (плюс приличным колличеством оплевух, подзатыльников и чтения моралей), даже визжания и отлетания спустились до минимума. - Скорее всего и МакТаггерт так же сумела привыкнуть к разношёрстным мутациям, ну или почти (исключая нотации и оплевухи)...

Отредактировано Nicole Vellington (2011-08-30 20:31:21)

+1

16

По крайней мере, реакция Николь не несла агрессивной нагрузки и была, в общем-то, одной из множества типичных. Многие мутанты считали себя не людьми, говорили, что они опасны для других и очень страдали от этого, полагая, что никогда не смогут стать полноценной частью общества. Может быть, Николь считала так же. Кроме того, некоторые считали, что люди обязательно будут бояться их. Впрочем, так чаще всего и было. Люди боялись мутантов, столь отличных от них, из страха вырастала сначала неприязнь, а потом и ненависть.
Так что реакцию мисс Веллингтон Мойра восприняла как должное, если бы не одно «но». МакТаггерт внимательно наблюдала за девушкой и сразу же заметила, как та побледнела. Причем Мойре показалось, что такую бледность вызвал не ответ о том, что МакТаггерт - человек, а скорее то, что профессор – телепат. Мойра с легким удивлением посмотрела на Николь. Конечно, такое знание очень неприятно. Сама защищенная от того, чтобы Чарльз читал ее мысли, Мойра отчетливо представляла себя, насколько неприятно, когда кто-то может проникнуть в твой разум, выяснить о тебе все, добраться до самого глубокого уголка твоей памяти, уже не говоря о том, чтобы знать все, о чем ты думаешь в настоящий момент. Это, мягко говоря, неприятно. Всегда должны оставаться тайны, личное пространство мыслей должно быть неприкосновенно. Но узнав, что Чарльз – телепат, люди начинали скорее краснеть, но не бледнеть вот так, резко, стремительно, словно бы от страха. Но чего бояться? Страх возможен здесь только в единственном случае: если есть какая-то тайна. Если есть, что скрывать. Но скрывать всегда есть что.
Молчание затягивалось. Мойра с головой ушла в свои мысли, раздумывая над тем, стоит ли спросить Николь, что же ее так испугало или все-таки не стоит. В итоге МакТаггерт решила, что это ненужно. Надо продолжить разговор, сделав вид, что ничего не заметила. Только Николь по затянувшемуся молчанию наверняка поняла, что Мойра заметила ее странное состояние.
Страшно ли было здесь Мойре? Боялась ли она хоть кого-то из тех детей или взрослых, что находились здесь? Нет. Никогда. Они все были для нее семьей, они были особенными, не такими, как все, другими, иными. И за это Мойра любила их еще больше. Ей нравилось помогать им, узнавать о них самих что-то новое. Она восхищалась каждой способностью, каждый раз удивляясь тому, как причудливо тасуются аллели гена, давая начало уникальному и неповторимому дару.
Ответ был дан сразу, без колебаний и сомнений.
- Нет, Николь, мне вовсе здесь не страшно. Разве следует бояться людей?
Мойра пожала плечами.
- Страшных способностей нет, Николь, - твердо произнесла она, - каждая способность уникальна и удивительна, но не страшна. И тем более не страшен мутант, обладающий ею. Ну а что касается внешнего вида, к любому можно привыкнуть.
Да, порой это было непросто, и иногда требовались усилия, чтобы держать себя в руках и разговаривать легко и непринужденно с любым мутантом, обладающим странной внешностью.  Стоит только вспомнить ее чувства, когда она впервые увидела измененного Хэнка. Было, мягко говоря, не по себе, но тогда было и не до своих чувств, тогда они были на пороге катастрофы, которую должны были предотвратить, тогда мысли были направлены совсем в иное русло. А о внешности Хэнка она вскоре забыла. Это ведь был все равно он, так какая разница, как он выглядел? Внешность всегда имела для Мойры малое значение. А, когда сталкиваешься, с необычной внешностью  чаще, чем другие люди, то и вовсе начинаешь воспринимать это как норму. Но ведь это и есть норма! Своеобразная и уникальная.
- Тем более, что я ученый, Николь, - добавила Мойра, - меня сложно испугать. Удивить, да, восхитить, но испугать маловероятно. Точно уж не опасным даром. Хотя порой некоторые способности достаточно разрушительны и опасны. Ну да вы и сами это знаете.

0

17

Новый день – новые возможности. Встав в шесть часов утра, Логан сделал каждодневную трёхчасовую зарядку, после чего принял душ и оделся в свои любимые джинсы и белую майку.  Спускаясь на первый этаж, Логан вспоминал о своём прошлом в Оружии. Ну, и с чего это я вспомнил организацию? Подумал Логан. Не понимаю, словно что-то пытается вырваться, что-то, о чём я забыл. Росомаха остановился, всеми силами пытаясь вспомнить, пытаясь помочь той мысли, что так рвалась вперёд. Но нет, как Джеймс не пытался вспомнить, у него ничего не вышло. Злобно сжав зубы, Логан хмуро огляделся, после чего отправился на кухню.                                                 
- Нет, Николь, мне вовсе здесь не страшно. Разве следует бояться людей? Услышал он голос Мойры. - Страшных способностей нет, Николь, - твердо произнесла она после этого, - каждая способность уникальна и удивительна, но не страшна. И тем более не страшен мутант, обладающий ею. Ну а что касается внешнего вида, к любому можно привыкнуть. Тем более, что я ученый, Николь, - добавила Мойра, - меня сложно испугать. Удивить, да, восхитить, но испугать маловероятно. Точно уж не опасным даром. Хотя порой некоторые способности достаточно разрушительны и опасны. Ну да вы и сами это знаете.  Мойра МакТаггерт, единственный человек в особняке, любовь Чарльза Ксавьера, разговаривала с Николь Веллингтон, недавно пришедшей в школу, для развития своих сил. Впрочем, этого хотели все учащиеся школы Ксавьера.  Привет Мойра, привет Николь – сказал Логан, заходя на кухню – Я тут услышал твои слова, Мойра, так вот, позволь не согласиться с тобой. Ты просто не знаешь страшных мутантов, страшных не внешне, а по сути своей. Чего стоит один Виктор Крид, мой знакомец – Логан зло ухмыльнулся. Да, Мойра, ты просто не знаешь Крида, не знаешь этого мутанта. – Представь себе монстра, который готов убить всех: детей, женщин, стариков… Представь себе монстра, который готов уничтожить всех…  И люди, люди тоже бывают разные, среди них также встречаются монстра.  Хотя, я согласен с тем, что способность не может быть страшной, страшными могут быть те, у кого есть способность. Логан подошёл к холодильнику, открыл его и взял банку пива. Откупорив её, Логан сделал большой глоток и взглянул на Мойру.

+1

18

Простите, - Николь с некоторым подобием улыбки поджала губы. - Наверное, это был дурацкий вопрос с моей стороны. С того момента, как я начала новую жизнь, вы первый человек, который ничего не имеет против мутантов.
В воспоминаниях завертелись короткие обрывки фраз экс-босса и девочек, с которыми Ники делила гриммёру в клубе. Бармен, каждый раз матерившийся при сообщениях о мутантах. Работники банка, которым однажды для вида даже пришлось поддакнуть, что мутантов надо сажать в клетки, отстреливать через чур буйные экспонаты и вообще лучше ссылать куда-нибудь в открытый космос. И снова разум развернулся к близнецам. Что будет с ними, если они такие же, как и их сестра? Думать об этом было противно... страшно... больно...
До конца следующей неделе мне надо не забыть выбраться в банк, а потом к ним...
Мойра, простите... - девушка пожевала губу. - Один нескромный вопрос, пока мы шли сюда, вы обмолвились, что основная часть учеников в походе. А есть ли здесь возможность самостоятельно покидать территорию... - Ники сделала паузу. - Без каких-либо объяснений. Не подумайте ничего плохого! - она тут же поспешила придумать сглаживающие обстоятельства, которые-то и придумывать не особо пришлось. Одна вторая правды... Снова... опять... - Просто гулять по улицам города с плеером в ушах успокаивает лучше медитации.
Во время было впомнино о медитации. Очень во время...
В дверях кухни появился мужчина, поздоровавшись с Мойрой, как с хорошим другом, он резко начал расписывать "прелести" монстроподобных мутантов. Вот честное слово, была бы Ники не змеёй, а кошкой, то уже отлетела бы в угол со вздыбленной шерстью. Но, змеиная сущность отделалась лишь ошалелами от шока неожиданно услышанного монолога глазами.
Когда же оный закончил, новоиспечоный абитуриент нервно сглотнула, смотря куда мимо Мойры... Насквозь... И медленно перевела взгляд на... назовём его профессор по жутким мутантам.
М-мне тоже оч-чень приятно... - выдавила Ники, где-то на переферии сознания понимя, что эта фраза вообще никаким боком сюда не подходит, но мозг начисто отказывался выдавать что-то более подходящее.

Отредактировано Nicole Vellington (2011-09-13 21:27:28)

+1

19

Мойра лишь улыбнулась в ответ на извинения Николь. Она прекрасно понимала удивление девушки, а еще МакТаггерт было грустно оттого, что слова мисс Веллингтон о том, что Мойра первая, кто не чурается мутантов, были правдой, болезненной и неприятной.
- Покидать территорию? – Мойра пожала плечами.
Обычно редко кто из учеников покидал Школу. Во-первых, путь до города был неблизким, во-вторых, здесь они были среди своих и даже, если кто-то неудачно использовал свою способность, более того, не мог ее контролировать, здесь это имело гораздо менее тяжелые последствия, как если бы это случилось на всегда оживленных улицах Нью-Йорка. Но старшие студенты покидали стены особняка, в гараже стояло несколько машин и тем, кто имел права, вовсе не запрещалось выбираться куда-нибудь самостоятельно. В конце концов, у них хоть и закрытая, но школа, а не тюрьма.
- Я и не думаю ничего такого, Николь, - заверила девушку Мойра, - вы вполне можете выбираться в город в свободное время. Вы умеете водить машину? – поинтересовалось Мойра, раздумывая над тем, насколько откровенна была с ней мисс Веллингтон. Плеер в ушах? Может быть. Медитация? Возможно. Но в этом ли дело? И что же ты скрываешь, Николь?
- Только я попрошу вас об одном маленьком одолжении, - добавила МакТаггерт серьезно и посмотрела в глаза девушке, - будьте осторожны. Вот и все.
Мойра замолчала, на кухне повисла тишина, которая, однако, была прервана шумным появлением мистера Хоулетта.
Логан, неожиданно появившийся на кухне, кажется, поверг Николь в шок. Да и самой Мойре стало как-то не по себе. Нет, она вовсе не боялась Джеймса, но и особой любви к нему не испытывала. Он был ей приятен, интересен. Ей никак не удавалось подобрать к нему ключик, он словно был из другого мира, устроен как-то иначе. Он был особенным, но понять, в чем заключается его особенность, Мойра никак не могла. Она знала его историю, сочувствовала ему, но вызвать на откровенность замкнутого и в общем-то нелюдимого Джеймса ей никак не удавалось. Иногда МакТаггерт задумывалась, а что же держит Логана в Школе? Ведь он был явно не из тех, кто любил детей или так уж сильно нуждался в комфорте. Скорее стены Школы должны были давить на него. Ан нет, он был здесь, и привносил в атмосферу Школы что-то бунтарское, наверное, поэтому, несмотря на его нелюдимый и временами откровенно грубый характер, его так любили студенты и преподаватели.
Вот и сейчас Логан с ходу стал спорить с Мойрой. Спор, по мнению МакТаггерт, был извечным, ничем не обоснованным и просто бессмысленным. Наверное, Джеймс с присущим ему отсутствием деликатности, а может быть, просто из вредности вознамерился вывести Мойру из себя. МакТаггерт давно замечала, что некоторые обитатели особняка так и стремятся испытать ее на сдержанность. И иногда женщина все-таки не выдерживала, она же все-таки человек, а не машина.
Первым делом Логан полез в холодильник. За пивом. Мойра лишь поморщилась. Сама она пиво не любила, да и пить с утра считала все-таки явным перебором, да еще пить в Школе, где полным-полно детей. Но это был Джеймс Хоулетт, ему прощалось здесь многое. А если бы и не прощалось, ему было бы откровенно на это наплевать.
- Во-первых, доброе утро, Логан, - сдержанно произнесла Мойра, следя за действиями Джеймса, словно боясь, что он выкинет нечто из ряда вон выходящее, что может испугать Николь, - а во-вторых, познакомься, пожалуйста, это мисс Николь Веллингтон, наша новая студентка.
Мойра повернулась к девушке.
- Николь, это мистер Джеймс Хоулетт, Логан, как его частенько называют.
МакТаггерт посмотрела на побледневшую до синевы мисс Веллингтон.
- Он совсем не так страшен, как хочет казаться, Николь, - усмехнулась Мойра, - просто мистер Хоулетт, - выразительная и осуждающая гримаса в сторону Логана, - весьма своеобразный…человек. Он у нас преподватель по…выживанию. Ну а что до вашего приятеля - Виктора, то да, Логан, среди людей всегда встречаются монстры, и нам, к сожалению, не дано этого изменить. Но мы можем попробовать, не перевоспитать этих людей – нет, это вряд ли возможно - мы лишь можем попробовать воспитать подрастающее поколение. А еще дать тепло и заботу тем, кто в этом нуждается, оградить их от таких, как твой знакомый.
Мойра передернула плечами. Несовершенство мира она принимала спокойно, но иногда – вот как сейчас – ей не хотелось с этим мириться. МакТаггерт тряхнула головой и поджала губы, вновь устремив взор на Джеймса. Вздохнула.
- Вы, будете завтракать, мистер Хоулетт? – нужно было перевести тему, пока не поздно.

+1

20

М-мне тоже оч-чень приятно... – Произнесла сильно побледневшая Николь.
Джеймс чуть улыбнулся после этих слов. Мдааа, Логан, кажется, ты переборщил. Ничего, скоро она придёт в себя. - Во-первых, доброе утро, Логан, - сдержанно произнесла Мойра, следя за действиями Джеймса, - а во-вторых, познакомься, пожалуйста, это мисс Николь Веллингтон, наша новая студентка. Веллингтон, теперь я знаю её фамилию, всё же полезно обладать обострёнными чувствами, ведь я слышал разговор Мойры и Николь полностью.
- Он совсем не так страшен, как хочет казаться, Николь, - усмехнулась Мойра, - просто мистер Хоулетт, - Мойра выразительно взглянула на Логана,, но он сделал вид, что не заметил её взгляд - весьма своеобразный…человек. Он у нас преподватель по…выживанию. Ну а что до вашего приятеля - Виктора, то да, Логан, среди людей всегда встречаются монстры, и нам, к сожалению, не дано этого изменить. Но мы можем попробовать, не перевоспитать этих людей – нет, это вряд ли возможно - мы лишь можем попробовать воспитать подрастающее поколение. А еще дать тепло и заботу тем, кто в этом нуждается, оградить их от таких, как твой знакомый. 
Воспитать подрастающее поколение – Логан задумчиво повторил эти слова – А знаешь, Мойра, я соглашусь с тобой, но тогда надо сделать так, чтобы ничто не повлияло на них и не испортило молодёжь. А оградить их от таких, как Крид – это наша главная обязанность. Логан усмехнулся – Быть может, если все мы направим на это свои силы, то, что нибудь получится.
Росомаха взглянул на банку с пивом, допил желтоватого цвета жидкость и выбросил ненужную уже ёмкость. Мойра передернула плечами и вздохнула.
- Вы, будете завтракать, мистер Хоулетт? – спросила она. Ну, не отказался бы, а кстати, что на завтрак?  Кстати, Николь, мне кажется, я знаю как решить твою проблему. Но об этом мы поговорим уже после завтрака, ведь я чертовски голоден! - произнёс Джеймс, с усмешкой взглянув на Николь

Отредактировано James Howlett (2011-10-11 18:43:51)

+2

21

От сердца отлегло, и на губах появилась умиротворённая улыбка. - Значит, тут вход-выход свободный... - Николь мысленно порадовалась, что особых препятсвий в этих прогулах она тут не встретит.
Вы умеете водить машину? - девушка подняла взгляд на Мойру. - Эм, нет... Я препочитаю ходить пешком. - Далее полился небольшой монолог о неудачном опыте вождения в старшей школы, когда её попытись научить этому занятию. На четвёртом уроке она честно и уверенно миновала три столба, и не менее уверенно протаранила полицейскую машину, вырулившую из-за угла. Наконец, Николь выдохнула.
Неволнуйтесь, Мойра... Я не первый год так гуляю по улицам. В добавок, подземка всегда рядом. А там я успела освоится. Знаю, звучит странно... Но местами там тоже достаточно уютно.
Что же до появления на кухне третьего действующего лица, то, в отличии от неё самой, Мойра осталось невероятно спокойной. будто так здесь ходит каждый встречный. Хотя... Судя по всему, такое поведение её не слишком радовало. Николь едва заметно усмехнулась, на скорченную при виде пива физиономию.
По…выживанию. - после ну очень скромного представления, Николь сделала себе пометочку на этой небольшой запинке. Что-то внутри напряглось от самого слова "выживание". - Что? Как? Где? Чего? Ой мой... Куда меня Кэл запихнула? - почему-то рядом на стуле представилась свободно откинувшаяся Каллисто, безо всякого интереса пожимающая плечами. Ники поспешила изгнать видение "своей совести" и тут же почувствовала её укол. Кэл стала ей почти как вторая мать. Дала ей новую жизнь, хоть какой-то дом, кое-какие знания и умения. Научила, как хорошо врезать кому-то размером побольше себя. И вот теперь, вручила ей счастливый билет в роскошный особняк, где ей помогут вернуть ребят, где у неё будет вечно полный холодильник, нормальная горячая вода, королевская! кухня и... преподаватель по выживанию...
Пока Мойра, показывая волшебства мимики, открыто возражала этому преподавателю, Николь успела пробежаться по нему оценивающим взглядом и даже умудрилась найти его в какой-то степени интересным. - Уроки по выживанию обещают быть весё... Чего? - в голове зазвенел обрывок фразы мистера Хоулетта. - Вы знаете что? - она не поверила своим ушам, благо догадалась хоть челюсть не потерять. О боги! Теперь сидящее рядом наваждение тихо хихикало в воротник куртки. Мол, смерись, Ники... Здесь, много психов, с которыми тебе предстоит жить.

+2

22

Ди, услышав, что желудок требует внимания, коего не получал уже двое суток, не считая двух пачек крекеров, голландка, что было бы неплохо спуститься на кухню и потренироваться в искусстве кулинарии, а заодно ещё, по возможности, разнести половину здания. Всё-таки, как Ван Дейк не старалась, а вовремя заставить свои способности заткнуться, или когда надо дать им смачный пинок, девчонка не научилась. Спускаясь на первый этаж, Ди напевала песенку на родном языке. Слова звучали тихо, но резко, слишком уж много там было шипящих и рычащих звуков. Дреды Ди находились в распущенном состоянии, поэтому, чтобы они не мешали процессу приготовления пищи, Ван Дейк подвязала их шнурком, потому что ни одна существующая на Земле резинка не в состоянии обхватить такое количество волос, плюс ко всему ещё и скатанных в своеобразные валенки. Уже почти подойдя к кухне, Ди услышала, что внутри кто-то разговаривает. Девчонка замедлила шаг, который был достаточно громким, спасибо ботинкам за это. Ди на цыпочках подошла к косяку и прислонилась к нему спиной. Всё-таки, в этом весь характер Ван Дейк, странность, боязнь людей и мутантов граничащая с паранойей. Переместив очки со лба на переносицу, неясно, зачем, Ди прислушалась. Трое человек, две девушки и мужчина. Ван Дейк осознала, что всё-таки с желудком можно было бы договориться ещё на лестнице, но было уже поздно отступать. Желудок, как бы подначивающий Ди войти в кухню, громогласно заурчал, на что Ван Дейк хлопнула ладонью по животу. И всё-таки, есть хотелось. Пересилив свою боязнь людей, да и мутантов, чего уж тут скрывать, Ди, как она всегда и делала, прежде чем полностью войти куда-то, просунула в дверной проём лишь голову и оглядела внимательным чуть зашуганным взглядом помещение. Ди бывала тут, но лишь тогда, когда здесь было абсолютно пусто, чтобы никто не мог наябедничать на девчонку, что это она сломала тостер/чайник/плиту/лампочку/вырубила всё электричество в доме. Но люди тут, во всяком случае, голландка на то надеялась, были адекватными и в случае чего, могли помочь потушить внезапно взбунтовавшуюся розетку, например.
- Het spijt me? - Обратила Ди на себя внимание, от волнения перепутав язык. - То есть... Простите. Не помешаю? - Сначала тихо, а к концу предложения едва слышно спросила Ди.

Отредактировано Dietlind van Dake (2011-10-18 14:57:32)

+2


Вы здесь » X-men: First Class » First floor » Кухня